Коммерческий оборот диких животных в России

На юго-западе Приморья восстанавливается популяция кабарги
Кабарга

Российская Федерация является активным участником международ-
ного оборота диких животных, их частей и дериватов. Рост глобаль-
ного спроса на диких животных стимулирует развитие их законного
и незаконного оборота. Согласно WCMC, в 2012–2018 гг. зафиксировано
более 3 200 случаев импорта в Российскую Федерацию образцов СИТЕС
(более 100 000 живых особей, 12 млн частей тел и дериватов) и более
1 800 случаев экспорта из России образцов СИТЕС (более 900 экспорт-
ных операций с животными из дикой природы, около 3 000 живых осо-
бей, более 22 700 частей тел и дериватов).
По данным Главного управления по борьбе с контрабандой ФТС Рос-
сии, контрабанда диких животных в России как одна из форм незакон-
ного оборота по масштабу сопоставима с незаконным оборотом куль-
турных ценностей, драгоценных камней и металлов и отстает лишь от
контрабанды продукции военного назначения.
Актуальность анализа тенденций оборота диких животных в России
обусловлена:
● ликвидацией таможенных границ между Российской Федерацией
и другими государствами – участниками ЕАЭС;
● развитием онлайн-торговли дикими животными;

● криминализацией незаконного оборота отдельных категорий ди-
ких животных в России.

Коммерческий оборот диких животных в России

Оборот ряда видов диких животных необходимо контролировать, так
как он представляет реальную или потенциальную угрозу для суще-
ствования отдельных группировок или популяций.
Амфибии и рептилии
В России возрастает интерес к содержанию в неволе экзотических жи-
вотных, однако объем внутреннего рынка амфибий и рептилий значи-
тельно меньше по сравнению с США, Европой и Азией.

Виды, коммерческий оборот которых требует повышенного контроля:
● средиземноморская и среднеазиатская черепахи (присутствуют
в нелегальном обороте в качестве домашних животных);
● дальневосточная лягушка и другие виды амфибий (дериваты ис-
пользуются в традиционной восточной медицине).
Оценка реального изъятия дальневосточного трионикса, мясо которо-
го используется в китайских ресторанах, требует дополнительных ис-
следований.
Хищные птицы
Нелегальный оборот критично влияет на численность популяций ба-
лобана и кречета, используемых для соколиной охоты в арабских стра-
нах. Существующий спрос на соколов в десятки раз превышает потен-
циал гнездовых популяций. Легальный рынок пернатых хищников из
питомников не может стать альтернативой нелегальному отлову птиц.
Наземные млекопитающие
Коммерческий оборот угрожает существованию сайгака и представляет
потенциальную угрозу для отдельных популяций кабарги, дикого север-
ного оленя и соболя. Количество добываемых амурских тигров снизи-
лось, но незаконный оборот частей и дериватов тигра сохраняется.
Морские млекопитающие
Коммерческий оборот представляет потенциальную угрозу для по-
пуляции плотоядной косатки и сахалинско-амурского стада белухи.
Отсутствие комплексной оценки численности и динамики популяций,
а также допустимых уровней изъятия этих видов не позволяет опреде-
лить наносимый им ущерб от международного оборота для выполне-
ния требований СИТЕС, а нарушения при определении ОДУ промыс-
ловых видов морских млекопитающих не обеспечивают легальность их
происхождения при осуществлении оборота.

Мониторинг русскоязычного сегмента интернета выявил более 7 000 уни-
кальных объявлений о продаже животных, подпадающих под действие
СИТЕС, 30 объявлений о продаже особо ценных диких животных, их ча-
стей и дериватов.

Общедоступный слой интернета — основная площадка для продажи
диких животных, в том числе особо ценных, за незаконный оборот
которых предусмотрена уголовная ответственность. Теневой слой ин-
тернета для торговли дикими животными практически не использу-
ется. Системное регулирование онлайн-торговли дикими животными
отсутствует. Правила досок объявлений и социальных сетей не инфор-
мируют в достаточной степени пользователей о действующих ограни-
чениях на торговлю дикими животными, их частями и дериватами и не
содержат ссылки на перечень особо ценных диких животных.

Наибольшую долю в незаконном обороте составляют бурый и гима-
лайский медведи, кабарга, изюбрь, пятнистый олень, амурский тигр.
За исследуемый период в регионе зафиксирован рост количества воз-
бужденных уголовных дел по фактам контрабанды образцов СИТЕС
в результате изменений в Уголовном кодексе Российской Федерации.

Современный оборот диких животных как на внутреннем, так и ме-
ждународном рынках носит массовый характер и может поставить
под угрозу существование некоторых видов в дикой природе. Согласно
данным WCMC, ежегодно осуществляется более 200 тыс. международ-
ных торговых операций, подпадающих под действие СИТЕС, в легаль-
ный торговый оборот вовлекается 25–30 тыс. приматов, 2–5 млн птиц,
10 млн шкур рептилий, несколько миллионов лап лягушек и т. п. В то
же время значительная часть реального оборота находится в неле-
гальной сфере. Согласно данным ВТО, в 2017 г. в мире зафиксировано
387 случаев конфискации млекопитающих, 79 – птиц, 426 – рептилий,
общее количество конфискованных образцов, включая живых жи-
вотных, части и дериваты, составило 30 511 . При этом незаконная
торговля дикими животными считается высокодоходным бизнесом
с низким уровнем риска. В целом нелегальный оборот дикой фауны
и флоры (без учета лесной и рыбной продукции) ежегодно составля-
ет от 5 до 23 млрд долларов США. Предотвращение контрабанды
диких животных осложняется ликвидацией таможенных постов в свя-
зи с образованием единых таможенных зон, внутри которых ослаблен
контроль за перемещением товаров.
Международная значимость нелегальной торговли дикими животны-
ми признана Организацией Объединенных Наций, которая в 2000 г.
включила в деятельность Управления ООН по наркотикам и преступ-
ности (ЮНОДК) задачи по противодействию транснациональной орга-
низованной преступности в сфере незаконного оборота природных ре-
сурсов. В своей резолюции 2001/12 Экономический и социальный совет
(ЭКОСОС) призвал государства-члены принять «законодательные или
другие меры, необходимые для признания незаконного оборота охра-
няемых видов дикой флоры и фауны уголовным преступлением в их
внутреннем законодательстве». В последующей резолюции 2003/27
ЭКОСОС призвал государства-члены принять необходимые превен-
тивные меры, а также пересмотреть национальное уголовное законо-

дательство с целью обеспечить серьезные наказания за незаконный
оборот охраняемых видов флоры и фауны.
Однако исследование, проведенное ЮНОДК в 131 стране, показало, что
72% респондентов все еще не считают торговлю дикими животными
серьезным преступлением.
До настоящего времени в России было предпринято несколько попы-
ток обобщить имеющуюся информацию по торговле дикими животны-
ми. Однако в силу объективных причин опубликованные обзоры
характеризовались определенной фрагментарностью собранных дан-
ных. Кроме того, за прошедшие 20 лет структура этого рынка значи-
тельно изменилась как по составу находящихся в обороте видов, так
и по объемам и направлениям торговых потоков.

В настоящее время нормативно ограничена оборотоспособность только
видов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации, особо цен-
ных диких животных, принадлежащих к видам, занесенным в Крас-
ную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международ-
ными договорами Российской Федерации, а также видов, включенных
в Приложения СИТЕС, в случае пересечения ими таможенной грани-
цы. В остальных случаях дикие животные, которые находятся в соб-
ственности на законных основаниях, рассматриваются в качестве иму-
щества, и собственник имеет право распорядиться этим имуществом
по своему усмотрению в рамках законодательства.
Законодательство Российской Федерации не устанавливает порядок
мечения и идентификации животных, их частей и дериватов для под-
тверждения законности их происхождения. Вместе с тем установле-
но требование о наличии идентификационных меток у живых диких
животных, подпадающих под действие СИТЕС, в случае их вывоза за
рубеж6. Нормативные правовые акты, кроме исключительных случа-
ев, не содержат норм и положений, которые наделяют государственные
органы власти полномочиями осуществлять контроль и надзор за вну-
тренним оборотом всех объектов животного мира. В законодательстве
не урегулирован оборот медицинской, парфюмерной, алкогольной
продукции, произведенной из объектов животного мира. Отсутствие
системного регулирования оборота объектов животного мира создает
существенные препятствия для контроля его легальности.
Источниками поступления в оборот объектов животного мира являют-
ся легальная и нелегальная добыча, размножение содержащихся в не-

воле легально и нелегально добытых животных или животных, содер-
жащихся в неволе уже не одно поколение, легальный или нелегальный
ввоз объектов животного мира из других стран и т. п. Регулирование
оборота объектов животного мира основывается на национальном за-
конодательстве, обеспечивающем в том числе реализацию междуна-
родных договоров, среди которых СИТЕС, Cтороной которой Россия
стала в 1992 г. как преемник СССР. Действующая нормативная право-
вая база, регулирующая оборот диких животных, их частей и дерива-
тов, характеризуется фрагментарностью. Отдельные нормы, правила
и порядки, связанные с оборотом, представлены в различных норма-
тивных правовых актах. Это препятствует соблюдению установленных
норм и создает такие условия, когда вовлеченные в оборот диких жи-
вотных граждане и лица, осуществляющие контроль за этим оборотом,
не имеют целостного представления о регулировании данной области.

КОРРУПЦИОГЕННОСТЬ
зАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОБОРОТЕ
ОБЪЕКТОВ ЖИВОТНОГО МИРА
М. А. Крупский
Коррупциогенность законодательства обусловливается наличием
в нормативных правовых актах коррупциогенных факторов, то есть
положений, устанавливающих для правоприменителя необоснованно
широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного при-
менения исключений из общих правил, а также положений, содержа-
щих неопределенные, трудновыполнимые, обременительные требова-
ния к гражданам и организациям и тем самым создающих условия для
проявления коррупции.
Коррупциогенные факторы в нормативных правовых актах, связанных
с оборотом объектов животного мира, требуют особого внимания, так
как создают риски и условия для проявления коррупции без наруше-
ния закона, повышая латентность самой коррупции и преступлений
в области природопользования. Такие факторы становятся закреп-
ленной в законе лазейкой, позволяющей принимать решения, связан-
ные с использованием объектов животного мира для выгоды тех или
иных лиц, а также избегать серьезного наказания лицам, вовлеченным
в добычу объектов животного мира и их последующий оборот. В связи
с этим устранение содержащихся в законодательстве коррупциоген-
ных факторов для сокращения возможностей потенциальных корруп-
ционных проявлений становится особенно актуальным.
Коррупция и слабое регулирование оборота объектов животного мира
становятся факторами, которые способствуют развитию незаконной
торговли дикими животными. В рамках 17-го совещания Конференции
Сторон СИТЕС была принята специальная резолюция «О запрещении,
предотвращении и противодействии коррупции», поощряющая госу-
дарства к интеграции своих обязательств по соблюдению СИТЕС и по-
ложений Конвенции ООН против коррупции и Конвенции ООН против
транснациональной организованной преступности.
Коммерческий оборот диких животных в Российской Федерации 55

  1. КОРРУПЦИОГЕННОСТЬ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
    ОБ ОБОРОТЕ ОБЪЕКТОВ ЖИВОТНОГО МИРА
    Термин «коррупция» принято ассоциировать с проведением сомни-
    тельных финансовых операций, дачей или получением взяток в раз-
    личной форме для извлечения материальной или иной выгоды. При
    этом широкий диапазон проявления и многоаспектность коррупции
    становятся существенным препятствием для формирования единого
    определения этого понятия.
    Законодательство Российской Федерации определяет коррупцию не
    только как получение и дачу взятки, но и злоупотребление служебным
    положением и полномочиями и другое незаконное использование сво-
    его должностного положения вопреки законным интересам общества
    и государства в целях выгоды в виде денег, ценностей, иного имуще-
    ства или услуг имущественного характера, имущественных прав для
    себя или для третьих лиц.
    Коррупционные действия могут происходить на всех этапах незаконно-
    го оборота объектов животного мира, включая предоставление разре-
    шений и лицензий на экспорт или коммерческий оборот объектов, или
    иметь более латентные формы (отсутствие надлежащего контроля за
    документами или содержанием груза). Оформление разрешительных
    документов на экспорт и импорт диких животных, в том числе редких
    и находящихся под угрозой исчезновения видов, в случаях применения
    запретов или ограничений на ввоз или вывоз государствами – членами
    ТС ЕАЭС, включены Росприроднадзором (Административным органом
    СИТЕС в России) в перечень коррупционно-опасных функций. Корруп-
    ционные действия могут также предшествовать обороту, начинаясь на
    этапе утверждения квот или выдачи разрешений на добычу, ставя под
    сомнение законность всей цепочки оборота.
    Коррупционные проявления подрывают попытки задержания и пре-
    следования лиц, вовлеченных в незаконный оборот объектов живот-
    ного мира, например, путем подкупа или принуждения сотрудников

правоохранительных органов, прокуроров или судей во избежание рас-
следования или с целью влияния на судебные решения. Это негативно
сказывается на мотивации сотрудников, вовлеченных в оперативные
мероприятия по выявлению незаконного оборота объектов животного
мира.
Прямое нарушение закона — не единственная форма проявления кор-
рупции. Коррупция, способствующая нелегальному обороту объектов
животного мира, может проявляться уже на уровне формирования го-
сударственной политики и законодательства в данной сфере.
Для выявления коррупциогенных факторов природоохранного и смеж-
ного законодательства, регулирующего оборот объектов животного
мира, была проведена антикоррупционная экспертиза по Методике про-
ведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов.
Результаты экспертизы показали, что в действующем российском зако-
нодательстве содержатся коррупциогенные факторы, способные создать
предпоссылки нелегального и нецелевого оборота объектов животного
мира и снизить эффективность правоприменения в данной сфере.
Неясность нормативных правовых актов создает сложности в право-
применении и фиксации правонарушений и оставляет место для кор-
рупционных действий.
Наиболее часто встречающиеся в законодательстве коррупциогенные
факторы, регулирующие оборот объектов животного мира:
● нормативные коллизии;
● широта дискреционных полномочий;
● неполнота административных процедур;
● предъявление лицу завышенных требований для реализации при-
надлежащего ему права (в части установления неопределенных
требований к гражданам и организациям).

Нормативные коллизии
Одним из примеров нормативной коллизии служат противоречия Фе-
дерального закона «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов», со-
гласно которому охота в целях ведения традиционного образа жизни
осуществляется без разрешений для удовлетворения личного потреб-
ления. В этом же законе содержится норма, которая разрешает исполь-
зовать излишки продукции охоты для продажи специализированным
организациям. Наличие двух взаимоисключающих положений создает
условия для двойной трактовки закона. Уже сейчас это представляет
потенциальную угрозу для популяции дикого северного оленя на Тай-
мыре и в перспективе для других угрожаемых и переопромышляемых
видов. Действующая редакция статьи смешивает понятие промысло-
вой охоты, то есть охоты с целью получения прибыли, и охоты в целях
обеспечения традиционного образа жизни и осуществления тради-
ционной хозяйственной деятельности. Любая продукция незаконной
охоты, оформленная как купленные у представителей КМНСС и ДВ
«излишки», будет считаться легальной, а это способствует вовлечению
представителей коренных народов в криминальную деятельность.
Другим примером нормативной коллизии являются противоречия
между действующим законодательством об охране объектов животно-
го мира, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Рос-
сийской Федерации, и Правилами продажи отдельных видов товаров,
утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации
от 19.01.1998 № 55. Правила описывают условия для продажи видов
животных, занесенных в Красную книгу Российской Федерации. При
этом из требований действующего законодательства об охране объек-
тов животного мира, принадлежащих видам, занесенным в Красную
книгу Российской Федерации, следует, что оборот товаров, изготовлен-
ных из таких объектов животного мира, невозможен.
Широта дискреционных полномочий
и неполнота административных процедур
Широта дискреционных полномочий и неполнота административных
процедур выявлены в Правилах использования безвозмездно изъятых
или конфискованных диких животных и растений, их частей или де-
риватов, подпадающих под действие СИТЕС. Правила не описывают
порядок возмещения расходов организации, которой передаются кон-

фискованные животные и их дериваты для временного содержания,
лицами, у которых они были конфискованы. Текущая редакция Пра-
вил обостряет проблему отсутствия налаженной системы обращения
с конфискованными животными, их частями и дериватами и создает
условия для произвольного выбора способа возмещения расходов по
временному содержанию и хранению животных, их частей и дери-
ватов. Это, в свою очередь, может повлечь за собой попытки ухода от
возмещения расходов со стороны лиц, у которых были конфискованы
животные, их части или дериваты, и к необоснованному возложению
дополнительных финансовых расходов на бюджет организаций, вре-
менно содержащих или хранящих конфискованных животных, их ча-
сти или дериваты.
Такой коррупциогенный фактор, как отсутствие или неполнота адми-
нистративных процедур, проявляется в Порядке выдачи разрешений
на оборот диких животных, принадлежащих к видам, занесенным
в Красную книгу Российской Федерации. Согласно Порядку, к заявле-
нию о выдаче разрешения прикладываются документы, обосновываю-
щие целесообразность указанного в заявлении вида пользования. При
этом Порядок не предполагает документального подтверждения све-
дений, изложенных в заявлении о выдаче разрешения (включая сведе-
ния о заявителе, вид пользования животным миром; срок пользования
дикими животными; сведения об условиях содержания изымаемых из
естественной природной среды диких животных).
В связи с тем, что в Порядке не описана процедура проверки сведений,
а также не представлена ссылка на другой нормативный правовой акт
с описанием процедуры, заявитель может сообщить ложную информа-
цию. Отсутствие требования о необходимости представления вместе
с заявлением документов, подтверждающих изложенную в нем инфор-
мацию, свидетельствует о неполноте административных процедур по
проверке обоснованности поданного заявления, в том числе об отсут-
ствии критериев для проверки. В Порядке отсутствует норма, преду-
сматривающая контроль со стороны уполномоченного государственно-
го органа за соблюдением соответствия заявленного вида пользования
объекта животного мира фактическому. Порядок не предусматривает
возможность аннулирования разрешения при выявлении факта несо-
ответствия фактического вида пользования заявленному, несоответ-
ствия условий содержания диких животных требованиям в области
охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира.
При отсутствии реального контроля со стороны уполномоченного го-

сударственного органа за пользованием диким животным, занесенным
в Красную книгу, и отсутствии риска аннулирования разрешения на
оборот создаются условия для нарушений при пользовании объектом
животного мира.
В рамках экспертизы коррупциогенные факторы были также обнару-
жены в нормативных правовых актах, регулирующих изъятие объек-
тов животного мира из природной среды. Проявление коррупциоген-
ных факторов, ставящих под сомнение легальность происхождения
объекта животного мира на этапе, предшествующем обороту, влияет
на легальность всей цепочки оборота.
Так, Правила добычи (вылова) редких и находящихся под угрозой ис-
чезновения видов водных биологических ресурсов содержат в себе кор-
рупциогенные факторы, связанные с:
● отсутствием порядка по определению сроков и способов добычи
водных биоресурсов и норм, закрепляющих соответствующие обя-
занности уполномоченных органов, что создает условия для невоз-
можности объективного контроля за сроками и способами добычи
(вылова) водных биоресурсов;
● отсутствием ссылки на порядок привлечения к ответственности за
несоблюдение требований сроков и способов добычи (вылова) вод-
ных биоресурсов;
● неопределенными требованиями к гражданам и организациям,
осуществляющим отлов, при составлении акта по факту добычи/
отлова объекта: Правилами не предусмотрена четкая форма акта,
описание порядка его заполнения, что создает условия для неодно-
значного подхода к представлению содержащихся в нем сведений.
Порядок осуществления рыболовства в учебных и культурно-просве-
тительских целях предусматривает, что в течение одного месяца со дня
окончания работ, указанных в учебных планах или планах культур-
но-просветительской деятельности, при осуществлении рыболовства
пользователь должен направлять в Федеральное агентство по рыболов-
ству отчет в произвольной форме о результатах рыболовства и исполь-
зования водных биоресурсов с указанием сведений, перечисленных
в Порядке. Предоставление пользователям возможности составлять
отчет в произвольной форме может негативно сказаться на качестве
контроля за соблюдением установленного Порядка со стороны уполно-
моченных государственных органов и привести к возникновению не-
однозначного подхода к представлению содержащихся в нем сведений

со стороны пользователя. Фактический контроль за дальнейшим обо-
ротом выловленных в культурно-просветительских и учебных целях
животных сводится лишь к подготовке отчета в произвольной форме
о результатах осуществления указанного вида рыболовства и исполь-
зования водных биоресурсов.
Нормативные правовые акты не информируют об ограничениях по сро-
кам использования изъятых из природной среды водных биоресурсов,
дальнейших действиях в отношении животных по истечении этих сро-
ков или при иных обстоятельствах (закрытие, банкротство предприя-
тий, невозможность использования животных в связи ухудшением их
состояния здоровья, достижением ими определенного возраста55). От-
сутствуют порядки оборота разведенных в неволе водных биоресурсов,
не определен орган исполнительной власти, который должен контро-
лировать содержание животных и законность их происхождения.
Действующее российское законодательство не содержит никаких тре-
бований по возврату на территорию Российской Федерации добытых
(выловленных) в учебных и культурно-просветительских целях жи-
вотных, которые, например, были вывезены за пределы территории
России на гастроли или в иных целях. Это, в свою очередь, создает ре-
альные возможности для злоупотребления пользователями своими
правами и, в частности, условия для нелегальной продажи животных
за границу, что особенно актуально в настоящее время для таких вод-
ных биоресурсов, как морские млекопитающие, которые активно экс-
портируются в океанариумы Китая.
Отсутствие системы эффективного контроля за целевым использова-
нием объектов животного мира, закрепленной в нормативных актах,
делает систему выдачи разрешений на целевое пользование объектами
животного мира номинальной, несмотря на то что в нормативных пра-
вовых актах содержатся процедуры принятия решений по утвержде-
нию порядка оборота объектов животного мира и выдачи разрешений
на их оборот в определенных целях.

Основные проблемы правового обеспечения регулирования
оборота объектов животного мира

  1. Фрагментарность действующего законодательства по отдельным
    аспектам оборота объектов животного мира и отсутствие систем-
    ного регулирования оборота всех категорий объектов животного
    мира.
  2. Отсутствие порядка идентификации животных, оборот которых
    регламентирован, для подтверждения законности их происхожде-
    ния.
  3. Отсутствие контроля за оборотом образцов СИТЕС внутри нацио-
    нальных границ Российской Федерации.
  4. Высокий порог стоимости образцов СИТЕС (1 млн руб.) для квали-
    фикации незаконных перемещений образцов СИТЕС через грани-
    цу ЕАЭС как уголовно наказуемых преступлений.
  5. Несовершенство нормативной правовой базы Российской Федера-
    ции в области обращения с изъятыми и конфискованными дикими
    животными.
  6. Несовершенство нормативной правовой базы Российской Федера-
    ции в области разведения и последующего оборота образцов СИТЕС.
  7. Наличие коррупциогенных факторов в нормативных правовых ак-
    тах, регулирующих оборот объектов животного мира.

, ,