Дальневосточный центр защиты прав коренных малочисленных народов

Дальневосточный центр защиты прав коренных малочисленных народов

Дальневосточный центр защиты прав коренных малочисленных народов
«Коренное население и его общины, а также другие местные общины призваны играть жизненно важную роль в рациональном использовании и улучшения окружающей среды с учётом их знаний и традиционной практики. Государства должны признавать и должным образом поддерживать их самобытность, культуру и интересы и обеспечивать их эффективное участие в достижении устойчивого развития» (1 Принцип 22 Рио-де-Жанейрской декларации по окружающей среде и развития›. URL: http://www.un.org/ru/documents/dec1 conv/dec1arations/riodecl.shtml )
Действующим законодательством предусмотрена особая охрана прав коренных малочисленных народов (КМН) и этнических общностей, которые пользуются особыми правами и привилегиями, если исконная среда их обитания и традиционный образ жизни связаны с животным миром. Наряду с общими правами граждан в области охраны и использования животного мира, сохранения и восстановления среды его обитания они наделяются особыми правами, такими, как право на применение традиционных методов добывания объектов животного мира и продуктов их жизнедеятельности, а также правом на приоритетное пользование животным миром.
Однако система нормативно-правового обеспечения прав КМН, их социальной и экономической защиты сегодня оказалась в непростом положении. Существующие десятки федеральных и региональных законов, имеющих прямое и опосредованное действие, не всегда отвечают задачам создания системы законодательства в области защиты прав КМН. Зачастую регионы, каждый по своему, пытаются выстроить свою законодательную базу. А сами народы не обладают в достаточной степени знаниями юридических основ своего жизнеобеспечения, не имеют специальных информационных баз, специалистов, которые могли бы постоянно помогать им в этом. Поэтому принятия новых федеральных и региональных законов здесь мало, так как без их нормативно-правового сопровождения и обеспечения практики правоприменения в регионах они долго будут оставаться декоративным приложением к лозунгам и декларациям государства.
Ситуация с обеспечением прав КМН обострилась в связи с тем, что в последние несколько лет в отраслях природопользования всё более широко внедряются элементы рыночных экономических отношений, таких как: платность использования природных ресурсов, аукционное или конкурсное распределение земельных, лесных, рыбопромысловых участков и охотничьих угодий, квот и разрешений на добычу или заготовку тех или иных видов природных ресурсов и т.д.
Потребительское отношение к природе, её загрязнение при разработке недр, изъятие земель на территории проживания и промыслов местного населения для промышленных нужд, общее ухудшение экологической обстановки всё это приводит к подрыву основ хозяйственной, культурной и духовной жизни КМН, разрушению среды обитания и основ традиционного природопользования.
В рамках Концепции устойчивого развития КМН осуществляется реализация комплекса мер по совершенствованию нормативной правовой базы в области защиты прав КМН, одной из задач которой является сохранение исконной среды обитания и традиционного природопользования.
Вместе с тем ограничение доступа к водным и охотничьим ресурсам, урезание норм вылова рыбы, изъятие пастбищных земель, поставило под удар сам факт существования этих народов, учитывая, что ведение традиционного хозяйствования является основой их жизнедеятельности. Также остаётся много нерешённых проблем, в том числе, проблем по реализации прав КМН на пользование землёй и другими природными ресурсами. Особую специфику имеют вопросы взаимоотношений хозяйствующих субъектов, занимающихся освоением природных ресурсов, с КМН чья этническая самоидентификация напрямую связана с традиционным природопользованием, традиционным образом жизни, подвергающимся наибольшим трансформациям при масштабном освоении природных ресурсов на их территориях.
На сегодняшний день всё острее встаёт вопрос о систематизации «аборигенного» законодательства, результатом которой стало бы появление нового правового акта. Вопрос о кодификации законодательства в данной области требует серьёзной проработки с точки зрения соблюдения прав КМН, а также сохранения их самобытного уклада жизни. Отсутствует порядок образования и использования территорий традиционного природопользования федерального значения. Трудности правового плана вызваны несогласованностью отраслевого федерального и регионального законодательства, затянувшейся процедурой выработки статуса, режима территориальных границ территорий традиционного природопользования. В связи с отсутствием порядка определения национальной принадлежности граждан затруднено формирование регионального Реестра общин коренных малочисленных народов Севера.
Для получения возможности грамотно отстаивать свои права и возможности заявлять о законных интересах необходимо повышение уровня образования в области правосознания среди представителей КМН. Информирование широких слоёв населения, проживающих на отдалённых арктических, тундровых, таёжных территориях, и представление их интересов на всех уровнях позволит реализовать законные права граждан данной категории.
Для достижения этой цели необходима организация постоянных обучающих семинаров для общественных лидеров, руководителей общин, представителей общественности с целью повышения правовой культуры и самосознания, правовой грамотности, обмена опытом, обсуждения проблематики, а также проведение консультаций по правовым вопросам, оказание юридической помощи населению в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности.
Эти меры позволят преодолеть правовой нигилизм, а новый уровень правосознания и правовой грамотности позволит перейти к цивилизованному взаимодействию КМН с органами власти и промышленными компаниями в равном для всех сторон диалоге.

Проведение обучающих семинаров среди лидеров региональных и местных общественных организаций и общин позволит на конкретных примерах разобрать наиболее часто встречающиеся проблемы, выявить причины возникновения и определить модели поведения в конкретной ситуации и механизмы преодоления проблем в рамках правового поля, с привлечением всего имеющегося юридического инструментария. Это позволит систематизировать опыт реализации и защиты прав, обобщить общую проблематику и опыт успешного решения проблем, повысить уровень правовой грамотности представителей КМН в области правосознания в части защиты и реализации своих прав, поднимет на новый уровень деятельности общественных организаций.
Содержание прав коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации гораздо шире, чем просто сохранение условий традиционного хозяйствования и использования природных ресурсов.
Наши многие законы приняты в новейшей истории России, и мы живём по ним чуть более двадцати лет. А традиции, культура, образ жизни, которые сохранили коренные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Феде рации – существуют веками.
Установленные в законодательстве права и свободы КМН носили бы декларативный характер без надлежащего механизма их защиты, который в свою очередь предполагает формирование соответствующей институциональной базы. Это обусловлено недостаточной адаптированностью значительной части граждан, относящихся к КМН, к сложившейся системе взаимодействия государства и общества. Дисперсное расселение в труднодоступных территориях и их относительная изолированность усложняет не только оказание государственных и муниципальных услуг, но и элементарное информирование о социально значимых вопросах.
В широком смысле институциональный механизм защиты прав коренных малочисленных народов включает систему государственных и негосударственных органов и организаций, оказывающих непосредственное влияние на обеспечение защиты прав коренных малочисленных народов и их восстановления в случае нарушения.
Отчет о деятельности по проекту будет опубликован в разделе Отчеты по адресу https://ngofeec.com/reports/

, ,