г. Владивосток, ул.Адмирала Горшкова д.67, пом.1

feec@ngofeec.com: russia@ngofeec.com
+7(423)205-45-50; +7(423)2647858: +7(4234)318510 ; +7(499)286-88-81
ПОЖЕРТВОВАТЬ

На данной странице мы расскажем об истории создания и деятельности Заповедников и национальных парков Сибири и Дальнего востока России.

ФГБУ «Земля леопарда»

ФГБУ «Земля леопарда» – это объединенная дирекция заповедника «Кедровая падь» и национального парка «Земля леопарда» имени Н.Н. Воронцова.

Об учреждении

ФГБУ «Земля леопарда» создано 21 мая 2012 года. Под руководством учреждения находятся особо охраняемые природные территории (ООПТ) Приморского края: государственный природный биосферный заповедник «Кедровая падь» (старейший на Дальнем Востоке) и национальный парк «Земля леопарда».

Две особо охраняемые природные территории объединены не только расположением, но и задачами, главной из которых является сохранение и восстановление единственной в мире популяции дальневосточного леопарда — самой редкой в мире крупной кошки.

«Земля леопарда» по праву считается «самой кошачьей» особо охраняемой природной территорией в России. Ведь здесь обитают сразу четыре вида диких кошек — дальневосточный леопард, амурский тигр, обыкновенная рысь и дальневосточный лесной кот. Все, кроме рыси, являются краснокнижными.

На «Земле леопарда» расположена крупнейшая в России сеть фотомониторинга. За благополучием диких животных наблюдают 400 фотоловушек, равномерно распределённых по всей территории национального парка.

Природа «Земли леопарда» представляет собой контрастное сочетание бореальных и субтропических видов животных и растений. Гармонично сосуществуя, они формируют цельные природные комплексы с бесподобными ландшафтами и уникальным биоразнообразием, делая территорию идеальным местом для экологического туризма.

В 2018 году приказом Минприроды России ФГБУ «Земля леопарда» получила имя выдающегося ученого и политика Николая Николаевича Воронцова. Учреждение также осуществляет оперативное управление Уссурийским и Дальневосточным морским заповедниками.

Учреждение находится под управлением Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации.

Национальный парк «Земля леопарда»

Общие сведения

«Земля леопарда» занимает обширную территорию на юго-западе Приморского края.

Гранича с Китаем на западе и с КНДР на юге, нацпарк протянулся через весь Хасанский район, захватив участок Надеждинского района и Уссурийского городского округа, а также часть Владивостока (рядом с полуостровом Песчаный). Общая площадь «Земли леопарда» составляет 269 тыс. га.

Таким образом, национальный парк охватывает около 60% современного российского ареала редчайшей крупной кошки планеты – дальневосточного леопарда.

Ограничения и запреты на ведение хозяйственной и иной деятельности

История

«Земля леопарда» была создана 5 апреля 2012 года. Однако начинать рассказ о её появлении следует намного раньше.

В конце XIX века закон об охоте разрешил населению Дальнего Востока России повсеместно истреблять тигров и леопардов. А какой охотник не захочет заглянуть в глаза могучему хищнику, чтобы потом хвастаться его красивой шкурой? Больших кошек Уссурийской тайги убивали ради забавы.

Усугубила ситуацию активная хозяйственная деятельность переселенцев, которая стремительно сокращала природный ареал хищников. Создание в 1916 году заповедника «Кедровая падь» обеспечило леопарда безопасной территорией, однако для выживания целого подвида одного заповедника мало.

Первые исследования популяции дальневосточного леопарда были проведены в 1972 году. Для этого применялся метод зимнего маршрутного учёта (ЗМУ), когда численность животных определённого вида определяется по следам на снегу.

Это и последующие ЗМУ были проведены под руководством Дмитрия Григорьевича Пикунова – выдающегося зоолога, доктора биологических наук и одного из крупнейших в мире исследователей дальневосточного леопарда. Результаты первого ЗМУ оказались неутешительными. На территории Приморского края было зафиксировано всего три популяции дальневосточного леопарда на трёх небольших территориях.

Нужны были срочные меры. В 1979 году, благодаря обоснованиям Д.Г. Пикунова, в Хасанском районе Приморского края создаётся заказник «Барсовый» площадью 106 тыс. га. Здесь была полностью запрещена охота, а также установка туристических стоянок и лагерей.

В 1996 году позиции дальневосточного леопарда усилились благодаря созданию ещё одного заказника – «Борисовского плато». Он располагался севернее «Барсового», на территории Надеждинского и Хасанского районов, и включал более 60 тыс. га.

Однако даже эти усилия казались тщетными. Очередной подсчёт показал, что к началу XXI века в дикой природе оставалось всего 30-40 дальневосточных леопардов. Уникальному хищнику как никогда угрожала опасность полного исчезновения.

И борьба продолжилась. Участие в ней принимали не только учёные и общественные организации, но и государство. В 1999 г. разработана и утверждена «Стратегия сохранения дальневосточного леопарда в России». Её реализация находилась под личным контролем Руководителя Администрации Президента Сергея Иванова.

Сложившуюся схему особо охраняемых природных территорий юго-западного Приморья было решено реформировать. Для консолидации основных ареалов дальневосточного леопарда заказники «Барсовый» и «Борисовское плато» были объединены в один заказник – «Леопардовый». Его площадь составила 169,5 тыс. га.

И, наконец, 5 апреля 2012 г. постановлением Правительства Российской Федерации создан национальный парк «Земля леопарда», включивший в свой состав территорию заказника «Леопардовый» и прилегающие территории.

21 мая 2012 г. издан приказ Минприроды России, поручающий управление нацпарком федеральному государственному бюджетному учреждению «Объединённая дирекция Государственного природного биосферного заповедника «Кедровая падь» и национального парка «Земля леопарда»» (ФГБУ «Земля леопарда»).

В соответствии с постановлением Администрации Приморского края от 15 января 2013 г. на прилегающих к нацпарку территориях была образована охранная зона. В 2019 г. в состав национального парка вошел кластерный участок «Гамовский» площадью 6928 га у полуострова Гамова в Хасанском районе Приморья. Территория кластера непосредственно граничит с Дальневосточным морским заповедником, впечатляя своими прекрасными ландшафтами и богатым биологическим разнообразием. Помимо прочего, здесь неоднократно фиксировали дальневосточного леопарда и амурского тигра. Однако до недавнего времени данная территория мало охранялась и уже частично пострадала от действий человека, в связи с чем было принято решение включить её в состав национального парка. Вместе с тем, включение в состав парка нового кластера даёт новые возможности для развития регулируемого экологического туризма.

Физико-географические условия

Национальный парк занимает центральную и южную часть юго-западного Приморья Амуро-Сахалинской физико-географической страны.

Рельеф

Большую часть «Земли леопарда» занимают низкогорные и среднегорные ландшафты. Взору путника откроется завораживающая череда покрытых лесами сопок и гор, которые чередуются с речными долинами.

  • Низкогорные территории приходятся на восточные отроги Чёрных гор. Здесь выделяются два вида ландшафта: низкогорно-прибрежный, наблюдаемый недалеко от морского побережья на полуостровах Янковского и Песчаном, и низкогорно-грядовый в междуречьях.
  • На среднегорных территориях ландшафт среднегорно-грядовый. Его можно наблюдать по среднему поясу восточных отрогов Чёрных гор и верхним участкам бассейнов рек.
  • Небольшая часть нацпарка характеризуется равнинными ландшафтами. Они представлены долинами рек, а также прибрежными районами на подступах к Амурскому заливу.

Наивысшая точка нацпарка – 921 м, самая низкая – 3 м.

Климат

Климат юго-западного Приморья Российской Федерации в местах проживания дальневосточного леопарда находится под влиянием восточноазиатских муссонов. Зимой здесь господствуют северо-западные континентальные ветра, благодаря которым устанавливается ясная, солнечная погода с малым количеством осадков и относительно суровыми (до -30 °С) морозами. Снег может выпасть уже в конце октября, и хотя глубина снега не превышает 30-40 см, в среднем иногда может достигать и 1 м. Часто устойчивого снежного покрова вообще не бывает. Летом преобладают юго-восточные и южные ветры, приносящие большое количество осадков в виде дождей и туманов. Осень и первая половина весны солнечные и засушливые. 

Средняя годовая температура воздуха составляет +4.0 °С.

  • Самым холодным месяцем в году является январь со средней температурой воздуха –15.0 °С, а самым тёплым – август с температурой воздуха в среднем +20.1 °С.
  • Средняя минимальная температура воздуха самого холодного месяца составляет -23.0 °С, а средняя максимальная температура самого жаркого месяца равна +25.7 °С.

Направление ветра определяется, в основном, муссонной циркуляцией. В холодное время года преобладает перенос воздушных масс с азиатского материка в сторону океана. А в летнее время – наоборот, воздух с моря переносится на сушу.

  • В холодный период года преобладает ветер северо-западного направления с повторяемостью 54% и средней скоростью 2.2 м/с.
  • В тёплый период года господствуют юго-восточные ветры с повторяемостью 50% и средней скоростью 1.5-1.8 м/с.

Режим осадков характерен для муссонного климата. В тёплое время года (апрель-октябрь) выпадает около 80% осадков, и только 20% приходятся на холодный период (ноябрь-март).

В среднем на территории за год выпадает около 826 мм осадков. Наибольшее количество осадков выпадает в августе (до 174 мм), наименьшее их количество – в январе и феврале (13-14 мм). Максимальное количество осадков (193 мм), выпавших за сутки, было зарегистрировано в августе 1986 года.

Поверхностные воды

«Земля леопарда» обладает развитой гидрологической сетью, все водотоки которой относятся к Японскому морю.

Одна из чистейших рек нацпарка, частичто затрагивающая его территорию – Кедровая. Также на территории «Земли леопарда» расположены части бассейнов следующих рек:

  • р. Гранитная и её правобережные притоки;
  • притоки р. Казачка и р. Кроуновка;
  • р. Борисовка;
  • Малая и Большая Кедровка;
  • Левая и Правая Клёпочная;
  • Грязнушка;
  • Нежинка;
  • Ананьевка;
  • Грязная;
  • Амба;
  • Барабашевка;
  • Сухая речка;
  • Нарва;
  • Брусья;
  • Пойма;
  • Болотная;
  • Туманная;
  • Гладкая.

Самое крупное озеро у границ территории парка – оз. Хасан, расположенное в пограничной зоне.

Почвы

На территории нацпарка выделено 14 типов почв, которые объединены в четыре геоморфологических уровня (пояса):

  • пояс горных лесных почв;
  • пояс низкогорий, холмисто-увалистых равнин и морских террас;
  • долинно-пойменные почвы.

По типу водообмена профиля почвы «Земли леопарда» можно разделить на несколько типов:

  • профиль почв быстрого водообмена – бурые лесные и каменисто-щебнистые;
  • профиль почв быстрого и локально сдержанного водообмена – бурые лесные оподзоленные и глееватые на элюво-делювии плотных пород;
  • профиль почв затруднённого водообмена – желтозёмы и оподзоленные желтозёмы; подзолисто-бурые и глееватые почвы на делювии суглинков и глин;
  • профиль почв застойного водообмена – луговые глеевые, лугово-болотные перегнойные и торфяно-торфянисто-глеевые почвы на озёрно-речных глинах;
  • профиль почв свободного водообмена – аллювиальные пойменные, аллювиальные дёрновые и аллювиальные луговые почвы на аллювиальных отложениях.

Растительный мир

Более 80% территории нацпарка покрыты лесами. В частности, здесь находится массив кедрово-широколиственных лесов. Оставшиеся 20% территории занимают редколесья, луга и болота.

Сильно пересеченная местность определяет чередование различных растительных сообществ: вторичные дубняки, редколесье, смешанные с зарослями леспедецы и лещины, высокотравные и болотистые луга. Эта территория интересна тем, что здесь по сей день произрастают древние реликтовые растения, а также обитают представители тропической фауны.

Видовое разнообразие флоры «Земли леопарда» не имеет себе равных на всём Дальнем Востоке России. Необходимо отметить, что около 40% сосудистых растений «Земли леопарда» встречаются только на этой территории. Среди них:

  • дуб зубчатый;
  • пихта цельнолистная;
  • аралия высокая;
  • сосна густоцветковая;
  • кирказон маньчжурский;
  • калопанакс;
  • берёза Шмидта.

Почти половина территорий национального парка — густые широколиственные леса. Более четверти занимают хвойно-широколиственные леса, в которых особенно примечательны кедр корейский и пихта цельнолистная. Последняя образует в нацпарке чёрнопихтарники – уникальные и очень редкие лесные формации.

Только на «Земле леопарда» вы можете одновременно увидеть восемь видов клёна и семь видов берёз, включая эндемичную берёзу Шмидта. Более 60 местных видов растений занесены в Красную Книгу России.

Животный мир

На территории нацпарка описано 54 вида млекопитающих, около 300 видов птиц, 7 видов амфибий, 8 видов рептилий и 12 видов рыб.

«Землю леопарда» можно образно охарактеризовать как «самую кошачью» особо охраняемую природную территорию в России. И это не будет преувеличением: дело в том, что в нацпарке проживают сразу четыре вида диких кошек.

  • Дальневосточный леопард — самая редкая крупная кошка на планете. Он обитает только в юго-западном Приморье, в приграничных с Россией районах Китая и, возможно, в КНДР.За всю историю исследований не зафиксировано ни одного нападения леопарда на человека: пятнистый хищник старательно избегает любого контакта с людьми. Поэтому до того, как учёные забили тревогу, многие даже не знали о его существовании.
    Видовой список добычи дальневосточного леопарда достаточно широк и включает более 20 видов животных. Сюда входят представители всех классов позвоночных, а также беспозвоночные. Размеры добычи сильно варьируют — от мелких грызунов до крупных копытных. Около 50% рациона леопарда составляют пятнистые олени и косули, что объясняется законом оптимизации энергии: охота на них отнимает сравнительно меньше сил. Однако рацион подвида может включать кабана, птиц (например, фазана и рябчика), енотовидную собаку, барсука, маньчжурского зайца, мелких грызунов, земноводных и рыб.
    Шерсть леопарда имеет яркий жёлто-рыжий окрас и покрыта чёрными пятнами в виде розеток. Их размеры и форма индивидуальны у каждой особи, что помогает учёным различать их.
  • Амурский тигр – самый крупный подвид тигров и крупнейшая в мире кошка.
    Самец может достигать длины 192 см (не считая хвоста) и весить до 220 кг. Помимо более крупного и мускулистого тела, данный подвид отличается от других развитым зимним мехом.
    В качестве мест обитания амурский тигр предпочитает хвойно-широколиственные леса. Его современный ареал включает Приморский и Хабаровский края России. Небольшие группировки встречаются на северо-востоке Китая и севере КНДР.
    Хотя в рационе подвида преобладают копытные, такие как кабан, изюбрь и пятнистый олень, тигр успешно охотится на енотовидных собак, барсуков и даже медведей. Территориальное животное: у каждой особи есть индивидуальный участок обитания. Как и дальневосточный леопард, амурский тигр занесён в Красную книгу РФ.
  • Обыкновенная рысь обитает в лесных и горных областях Евразии.
    Приморский ареал рыси приходится на густые хвойные и хвойно-широколиственные леса. Основу рациона составляют зайцы, грызуны и птицы. Реже рысь охотится на копытных: косуль, пятнистых оленей и кабаргу. Рысь обладает невероятно острым слухом: она за 60 метров услышит, как заяц грызёт веточку. По габаритам данный вид кошачьих сопоставим с немецкой овчаркой.
  • Дальневосточный лесной кот – самый северный подвид бенгальской кошки. По размерам крупнее домашней кошки. Основу питания дальневосточного лесного кота составляют мелкие позвоночные (грызуны, такие как полёвки и белки) и птицы. Иногда его жертвой становится и маньчжурский заяц. Зимой дальневосточный лесной кот защищён от холода густым мехом с пятнисто-полосатым узором, из-за которого в прошлом подвид в больших количествах истреблялся китайскими охотниками.

Обитают на «Земле леопарда» и другие хищники – как крупные, так и мелкие:

  • Бурый медведь – самый крупный хищник «Земли леопарда». Он обладает мощным телом с высокой холкой и весит до 362 кг. Являясь хищником, бурый медведь заполняет свой рацион растительной пищей на ¾. Он любит ягоды, жёлуди, орехи, корни, клубни и стебли трав. В качестве животного корма предпочитает насекомых, рыбу, земноводных и млекопитающих. Хотя хищничество не является основной пищевой стратегией бурого медведя, он является самым опасным наземным животным на юге Дальнего Востока. Только он может противостоять амурскому тигру.
  • Гималайский, или белогрудый медведь  – обитает в смешанных горных лесах и в России встречается только на Дальнем Востоке. Всеяден, однако абсолютное предпочтение отдаёт растительной пище — орехам, кедровым шишкам, ягодам. Очень любит мёд. Белогрудый медведь отличается от бурого более стройным телом, горб и сутулость отсутствуют. Очень хорошо развит слух, уши больших размеров. Шелковистый чёрный мех блестит на солнце, а грудь украшает белое с желтоватым оттенком пятно в форме летящей чайки.
    Идеальный древолаз, который устраивает берлоги в дуплах живых деревьев и сухостоев. Плечевой пояс, конечности и когти идеально приспособлены для лазания по деревьям, где белогрудый медведь добывает себе пропитание. Иногда в местах кормёжки звери оставляют характерные «гнёзда», загибая и заламывая под себя объеденные ветви дуба или черёмухи.
  • Харза – хищное млекопитающее из семейства куньих и один из самых «тропических» обитателей нацпарка. Ареал этой куницы охватывает не только Дальний Восток России, Корейский полуостров и северо-восток Китая, но и страны Юго-Востоной Азии и даже Индонезийские острова.
    Очень гибкое тело позволяет харзе ловко лазать по деревьям в поисках пищи или укрытия, что делает хищника идеально приспособленным для обитания в хвойно-широколиственных лесах.
    Сильный хищник, в стае харза может задавить косулю или кабаргу. Она питается в основном грызунами, копытными, птицами и рыбой. Впрочем, рацион куницы порой расширяется ягодами, кедровыми орехами и даже пчелиными сотами.
  • Обыкновенная лисица — наиболее распространённый и крупный вид лисиц, который встречается по всей Евразии, Северной Америке и даже в северной Африке. Для обыкновенной лисицы характерен одиночный образ жизни – до тех пор, пока не наступит сезон размножения. В воспитании лисят принимают участие оба родителя.
    Основу рациона составляют грызуны, в особенности полёвки. Во время охоты хищник ориентируется на слух, что особенно помогает зимой, когда лисица добывает полёвок «мышкованием». При этом лисица не жуёт пищу, а рвёт мясо на кусочки и глотает их.
    Впрочем, рацион обыкновенной лисицы весьма разнообразен. Помимо грызунов и других мелких позвоночных, в него входят птицы, беспозвоночные и даже ягоды.
  • Енотовидная собака является самостоятельным видом, хотя внешне напоминает енота-полоскуна.
    Охотится на грызунов, птиц, лягушек, насекомых. Помимо хищничества, для енотовидных собак характерно собирательство: животные не откажутся от птичьих яиц, зёрен овса и опавших плодов. Рацион может включать также падаль, тухлую рыбу и пищевые отбросы.
    Иногда енотовидные собаки издают звонкие посвисты, которые напоминают щебетание птицы.
  • Азиатский барсук вразвалку бороздит подлесок, в чём-то напоминая маленького медведя. Даже его следы по форме похожи на медвежьи.
    Как и обыкновенный барсук, данный вид всеяден: для азиатского барсука в равной степени характерны хищничество и собирательство. Рацион включает грызунов, птиц, лягушек и ящериц, ягоды, грибы, орехи и даже траву. Активен ночью.
    Барсуки оставляют после себя характерные барсучьи городища – сложные многоярусные подземные сооружения с несколькими (до 50) входными и вентиляционными отверстиями. Длина одного туннеля может достигать 10 метров.

На территории национального парка обитает несколько видов копытных:

  • Пятнистый олень – фоновый вид копытных, который предпочитает держаться на поросших лесами горных склонах. Окрас красно-рыжий летом и коричневый зимой. Спина и бока покрыты белыми пятнами, которые к зиме тускнеют. За пятнистый узор данный вид получил в Китае народное название «мэй-хуа-лу» – «олень-цветок»;
  • Кабан – всеядное копытное с широчайшим ареалом. Предпочитает широколиственные и смешанные леса с наличием болотистых местностей. Обладает коротким и плотным телом, покрытым щетиной. На спине щетина образует подобие гребня и топорщится, когда кабан возбуждён;
  • Сибирская косуля – родственный европейской косуле вид, отличающийся более крупными размерами и рыжим окрасом. Детёныши имеют пятнистую окраску, которая маскирует их от хищников и исчезает по мере взросления. Помимо Дальнего Востока и Сибири, ареал вида охватывает Среднюю Азию, Монголию, северные и восточные районы Китая.
  • Кабарга – типичный обитатель горной тайги и смешанных лесов, хотя встречается и в лесах прилегающих долинных территорий. Для вида важна высокая сомкнутость крон и «захламлённость» нижних ярусов леса — в этой среде обильно растут лишайники, употребляемые кабаргой в пищу. У самцов отрастают клыки длиной до 9 см. Во время сражений за самку «поединщики» пытаются напугать или ранить ими друг друга;
  • Водяной олень – это животное также называют болотной кабаргой. Относится к виду безрогих оленей и является единственным представителем рода Водяные олени семейства Оленевые. Впервые зарегистрирован на «Земле леопарда» только в 2019 году. Отличается довольно маленьким для оленевых размером (длина тела от 75 до 100 см). Как и у кабарги, у самцов водяных оленей есть саблевидно изогнутые клыки.

Ещё более разнообразен в нацпарке мир пернатых. Здесь насчитывается около 300 видов птиц, которые поражают многообразием размеров и оперений.

На рубеже весны и лета лес «Земли леопарда» наполняется брачными трелями синих мухоловок и бурых белоглазок, синих соловьёв и райских мухоловок, больших и малых черноголовых дубоносов и многообразных пеночек и дроздов.

На опушках леса купаются в пыли и чистят свой изумрудный наряд восточные широкороты с насыщенно-оранжевыми клювами.

Ночью можно услышать мистическое уханье сов, среди которых самые интересные виды – иглоногая сова и ошейниковая совка.

В осенне-зимний период на остатках добычи тигра и леопарда пируют еще два интересных вида. Пёстрым оперением и гордой осанкой похвастается хохлатый орёл – одна из самых редких в России постоянно гнездящихся птиц, которая населяет нацпарк круглый год. А из далёкой Монголии, за четыре тысячи километров, сюда прилетают на зимовку чёрные грифы.

Уссурийский государственный природный заповедник им. В.Л. Комарова

Общие сведения

  • Расположен в Приморском крае России, на территории Уссурийского городского округа и Шкотовского района.
  • Территория охватывает южные отроги Сихотэ-Алиня и верхние части бассейнов двух рек: Комаровки и Артёмовки.
  • Общая площадь – 41 234 га.
  • Площадь охранной зоны — 57 800 га.
  • Создан для охраны малонарушенных горно-лесных экосистем западного макросклона Сихотэ-Алиня, в частности – их флоры и фауны, которые отличаются высоким уровнем эндемизма. Здесь находится большой массив нетронутых хвойно-широколиственных горных лесов, почти не сохранившихся на территории Дальнего Востока и сопредельных стран.
  • Находится под управлением ФГБУ «Земля леопарда».

История

 Первое описание нетронутых лесов будущего заповедника дал ещё в 1913 году Владимир Леонтьевич Комаров, крупнейший ботаник и специалист по флоре Восточной Азии. Посетив регион и оценив богатство его флоры, учёный поставил вопрос о создании в верховьях р. Супутовки (ныне р. Комаровка) заповедника для охраны расположенных здесь лесных массивов.

Создание такой охраняемой территории стало возможным только с организацией Дальневосточного филиала Академии наук СССР. Поэтому заповедник был организован в 1932 году, а официально учреждён 23 октября 1949 года. Тогда его площадь составляла 16 679 га.

Первоначально заповедник назвался Супутинским и находился в непосредственном ведении горно-таёжной станции Академии наук СССР. В 1972 г. территория заповедника была увеличена почти в 2,5 раза и в настоящее время составляет 40 432 га. В 1974 году заповедник переименован в Уссурийский.

С 2019 года в соответствии с Распоряжением Правительства Российской Федерации от 18.10.2019 N 2467-р Уссурийский заповедник передан в ведение Минприроды России, под управление ФГБУ «Земля леопарда».

Физико-географические характеристики

Рельеф заповедника низкогорный. Горные гряды в поперечном сечении обычно асимметричны. Северным склонам в их верхней части свойствен ступенчатый профиль, что связано с выходами алевролитов и песчанистых сланцев. Подножия северных склонов, как правило, шлейфовидные, плавно переходящие в речные террасы. Южные склоны крутые, менее протяженные, чем северные, и в верховьях горных рек часто обрываются в долины почти отвесными скальными уступами.


В заповеднике встречаются разные почвы. Их вид определяется рельефом конкретной местности и уровнем её увлажнённости.

  1. На горных склонах, поросших лесами, распространены горно-лесные бурые почвы. Их мощность определяется крутизной склона и его экспозицией.
  2. На дренированных участках речных долин обычны аллювиальные и бурозёмно-аллювиальные почвы.
  3. На территориях, где дренаж затруднён, а увлажнение застойное, встречаются три вида почв: торфяно-глеевые, торфянисто-перегнойно-глеевые и задернованные иловато-глеевые.

Климат муссонный, хотя заповедник и защищён от воздействия морских ветров горными цепями. Среднегодовая температура воздуха – около +2,7 градусов. Лето влажное и тёплое, зима суровая и малоснежная. Самый холодный месяц – январь (средняя температура -17,9 градуса), самый тёплый – август (средняя температура +19,7 градуса). Годовая сумма осадков – 750-800 мм (с колебаниями по годам от 500 до 1200 мм).

На территории заповедника расположены верхние части бассейнов р. Комаровка (бывшая Супутовка) и р. Артёмовка. Оба бассейна отличаются разветвлённой гидрографической сетью. Реки заповедника являются горными, однако это не те бурные потоки, которые привычны на восточном склоне Сихотэ-Алиня. Скорость течения на разных отрезках русл колеблется от 0,3 до 1,8 м/с, резко увеличиваясь лишь при высоких паводках в августе-сентябре.

Растительный мир

Уссурийский заповедник расположен в южной подзоне смешанных хвойно-широколиственных лесов. Господствующим здесь является маньчжурский флористический комплекс. Элементы охотского комплекса переходят на второстепенные позиции. Присутствуют также крайне немногочисленные даурско-монгольские элементы.

Флора заповедника почти полностью представлена лесной растительностью и насчитывает 825 видов сосудистых растений, в том числе 54 вида деревьев, 61 вид кустарников и 12 видов деревянистых лиан. Кустарнички, полукустарники и полукустарнички мало разнообразны.

Леса занимают 99% территории заповедника. Основной формацией (42% лесопокрытой территории) являются смешанные леса, образованные главным образом кедром корейским в сочетании с многочисленными широколиственными породами.

Влажные чёрнопихтарники – наиболее высокопроизводительные и флористически насыщенные леса заповедника. В их древостое, помимо пихты цельнолистной, обычны липы амурская и Таке, ясень маньчжурский, ильм лопастный, бархат амурский, орех маньчжурский и береза жёлтая. Нижние ярусы сложены клёнами мелколистным, маньчжурским, зеленокорым, грабом сердцелистным, мелкоплодником ольхолистным и маакией амурской. Из лиан наиболее мощно развита актинидия острая. Во влажных чёрнопихтарниках верховий Левой Комаровки встречается и реликтовый папоротник – кониограмма средняя. Там же на стволах деревьев обильно разрастаются эпифитные папоротники – многоножки уссурийская и виргинская.

  • Кедрово-елово-широколиственные леса образуют переход от кедрово-широколиственных к пихтово-еловым. В заповеднике они представлены группой формаций с елью аянской и елью корейской. В их составе обязательно встречаются кедр и многочисленные лиственные породы. Преобладает формация с елью аянской; ель корейская отмечена только в двух пунктах на склонах, обращённых к долине Суворовки.
  • Хорошо представлены долинные лиственные леса из ив Шверина, росистой и тонкостолбиковой (ивняки), чозении крупночешуйчатой (чозенники), тополя Максимовича (тополевники), ясеня маньчжурского (ясеневники), ильма японского (ильмовники). В юго-восточной части заповедника на горных склонах небольшими участками встречаются сообщества, образованные берёзой жёлтой, или ребристой (жёлтоберёзники).
  • Дубняки встречаются небольшими участками на окраинах заповедника. Имеется только группа сухих дубняков, приуроченных к узким скалистым гребням водоразделов и к крутым каменистым склонам южных экспозиций.
  • Паразитные растения представлены двумя видами – многолетником пучкоцветом трубкоцветковым и однолетней повиликой японской. Отмечены следующие сапрофиты: подъельник обыкновенный, вертляница одноцветковая, надбородник безлистный, гнездовки азиатская и сосочконосная.
  • Отмечено 252 вида мхов. Из них 233 вида относятся к классу листостебельных мхов, и 19 видов – к классу печеночников. Восточноазиатские виды составляют четверть всей моховой флоры и около половины от числа неморальных элементов. Бореальные элементы представлены небольшим числом видов ограниченного распространения. Под пологом лесов мхи на поверхности почвы развиты слабо; преобладают они на стволах и в кронах деревьев, на валежнике и на выходах коренных горных пород (эпифиты и эпиксилы).
  • В заповеднике выявлено 118 видов лишайников, из которых 25 видов эндемичны для Восточной Азии. Эпифитными являются 85 видов, из них 22 вида встречаются только на стволах и крупных ветвях деревьев. Ряд видов связан с гниющими, замшелыми стволами, с поверхностью сырых камней и скал. Благодаря хорошо развитому травянистому покрову и обильному опаду широколиственных деревьев, лишайники хорошо развиты и на почве.
  • В водоёмах бассейнов рек Комаровки и Артемовки выявлено 210 видов пресноводных водорослей. В проточных водоёмах преобладают диатомовые, сине-зелёные и зелёные водоросли, а в заболоченных – десмидиевые и жёлто-зелёные, иногда сине-зелёные водоросли.

Животный мир

Фауна заповедника типична для хвойно-широколиственных и широколиственных низкогорных лесов. Кроме того, она отличается сочетанием бореальных и субтропических видов. Такая картина объясняется физико-географическими особенностями региона и в целом характерна для южных областей Дальнего Востока России, в том числе для двух других приморских заповедников – Сихотэ-Алиньского и «Кедровая падь».

Своеобразным символом Уссурийского заповедника является обитающий здесь амурский тигр. Это самый крупный подвид тигров и крупнейшая кошка в мире. За последние несколько десятков лет в заповеднике стали вполне обычными находки остатков добычи тигра. Судя по следам, тут появляются, а иногда подолгу задерживаются особи разного пола и возраста: и крупные самцы, и тигрицы, в том числе с тигрятами.

Из кошачьих встречается также обыкновенная рысь. Однако здесь она малочисленна: обычно отмечается присутствие не более трёх-четырех особей. Регулярно отмечается и дальневосточный лесной кот.

Помимо амурского тигра, в Уссурийском заповеднике обитают ещё два крупных хищника – гималайский и бурый медведи. Но если гималайский медведь наблюдается круглый год, то бурый медведь заходит только осенью, при урожаях кедра.

Фоновыми видами копытных являются изюбрь и кабан. Они же становятся кормовой базой для амурского тигра. Изредка в некоторых областях заповедника фиксируются косуля и кабарга. Косуля заходит со стороны нижнего течения рек, из лесополья предгорий Сихотэ-Алиня, тогда как кабарга – по наиболее высоким горным грядам водораздела Комаровки и Артёмовки, покрытым тёмнохвойной тайгой.

Среди мелких хищников наиболее распространён колонок. Хвойно-широколиственные леса на горных склонах заселяет барсук. Изредка встречается харза, ещё реже – ласка.

Млекопитающие, занесённые в Красную книгу:

  1. амурский тигр;
  2. дальневосточный лесной кот;
  3. гигантская бурозубка.

Орнитофауна заповедника обычна для кедрово- и чернопихтово-широколиственных лесов. В числе наиболее типичных птиц – корольковая и светлоголовая пеночки, синий соловей, рябчик, короткохвостая камышевка, обыкновенный поползень.

Несколько видов птиц, обитающих в заповеднике, занесены в Красную книгу. Среди них примечательны, в частности:

  1. Утка Мандаринка. Самцы выделяются невероятно красочным, хорошо узнаваемым оперением. Не только водяная, но в такой же степени и лесная птица. Гнездится в древесных дуплах и криком выманивает птенцов из дупла наружу. Утята прыгают с большой высоты на землю и бегут к воде.
  2. Чёрный аист. Крупная птица с размахом крыльев до полутора метра. Окрас чёрный с зеленоватым отливом, брюхо белое, ноги, клюв и кольцо вокруг глаза красные. У молодых клюв тёмный, ноги зеленоватые. Питается лягушками, ящерицами, беспозвоночными.

Фауна пресмыкающихся также характерна для южного Приморья. Среди амфибий наиболее распространена дальневосточная лягушка. Встречается и восточноазиатский эндемик – дальневосточная квакша. Два вида амфибий занесены в Красную книгу:

  1. Уссурийский когтистый тритон. Окраска коричневая или светло-бурая, на спине золотистая полоса. Самцы отличаются мощными задними лапами с кожной оторочкой по внешнему краю; у некоторых экземпляров на пальцах ног есть когти. Самкам диспропорция в развитии задних и передних конечностей не свойственна, когтей нет. Хвост не сжат с боков, а имеет почти цилиндрическую форму, что отличает вид от сибирского углозуба.
  2. Дальневосточная жерлянка. Спинка зелёная, коричнево-зелёная или зелёная, брюшко красного или оранжевого (до жёлтого) цвета. Всё тело покрыто чёрными пятнами. Кожа богурчатая, в случае опасности бугорки выделяют ядовитую слизь для защиты от хищников.

Из рептилий чаще всего встречаются восточный и каменистый щитомордники, несколько реже – амурский и узорчатый полозы. Изредка фиксируются краснокнижные японский и тигровый ужи.

Уссурийский заповедник – в числе тех немногих мест Приморья, где ещё обычен гигантский дровосек, или реликтовый усач. Жук обладает вытянутым телом буро-коричневой окраски и привлекает внимание своей величиной. По объему тела он является самым крупным жуком в России. Взрослые самцы достигают в длину 10 см, личинки же еще больше – до 15 см.

Местоположение в системе природного районирования региона. Там, где невысокие, вытянутые, сплошь облесенные отроги Южного Сихотэ-Алиня спадают в западном направлении, к Раздольненско-Ханкайской низменности, находится один из старейших заповедников Дальнего Востока – Уссурийский. Его территория невелика, удалена от моря; здесь нет высоких гор и стремительных рек с кипящими порогами. По широте ландшафтных панорам, разнообразию и красочности пейзажей Уссурийский заповедник уступает Лазовскому и Сихотэ-Алинскому. Однако, занимая такое “укромное” местоположение, он вносит весомый вклад в дело охраны природных экосистем региона, поскольку обладает своим, только ему присущим богатством. Это богатство– сравнительно крупный массив девственных лиановых хвойно-широколиственных и широколиственных лесов, почти не сохранившихся на территории как нашего Дальнего Востока, так и сопредельных стран. Уссурийский заповедник носит имя академика Владимира Леонтьевича Комарова – крупнейшего отечественного ботаника, исследователя флоры и растительности Восточной Азии. В 1913 г. В. Л. Комаров посетил территорию, ныне входящую в заповедник, и дал первое описание покрывавших ее лесов. Эти леса произвели на него большое впечатление. Составляя общую характеристику господствовавшего на юге Сихотэ-Алиня типа растительности – “тайги или смешанного леса”, В. Л. Комаров (1917) основывался прежде всего на материалах, собранных в бассейне р. Супутинки (ныне Комаровки). Он писал: “Супутинка представляет собой небольшую, но довольно типичную для Южно-Уссурийского края водную систему. …Супутинские леса смешанные и местами очень богаты ценными хвойными породами. Кедр растет группами как по тальвегам, так и по склонам, цельнолистная пихта, следующая за ним по размерам, также очень обыкновенна…” (1917, с. 21–22). Эти наблюдения, дополненные и другими, привели В. Л. Комарова к выводу, получившему большое развитие в дальнейших исследованиях по ботанической географии Приморья: “Я думаю, что широколиственный лес без примеси хвойных есть всюду в Южно-Уссурийском крае явление вторичное, возникающее благодаря уничтожению хвойных и трудности и медленности их возобновления” (там же, с. 120).

По отношению к странам и провинциям, принимаемым в существующих схемах природного районирования Дальнего Востока СССР, Уссурийский заповедник занимает почти то же место, что и Лазовский. Он лежит вблизи западной оконечности провинции “влажный гольцово-лесистый средневысотный хребет Сихотэ-Алинь”, выделяемой В. В. Никольской, Д. А. Тимофеевым, В. П. Чичаговым (1969). Если соотнести положение Уссурийского заповедника с сеткой районирования, разработанной Ю. П. Пармузиным (1964), он оказывается на стыке двух ландшафтных округов аналогичной провинции – Южно-Партизанского и Дальнереченско-Арсеньев-ского; по природным особенностям тяготеет к последнему.

История создания и современная территория заповедника. Вопрос о том, что лесной массив верховий Супутинки заслуживает специальной охраны, был поставлен В. Л. Комаровым еще в дореволюционные годы. Однако возможность его решения появилась лишь в советское время с организацией Дальневосточного филиала Академии наук СССР, в рамках которого в 1932 г. и был создан

Уссурийский (тогда Супутинский) заповедник, непосредственно подчинявшийся горно-таежной станции АН СССР. Первоначально площадь заповедника составляла 16 679 га.

В 1972 г. территория Уссурийского государственного заповедника была увеличена почти в 2,5 раза и в настоящее время составляет 40 432 га.

Уссурийский заповедник расположен в Уссурийском и Шкотовском районах Приморского края, в бассейнах рек Комаровки и Артемовки. База заповедника находится в пос. Каменушка Уссурийского района, в 125 км на северо-запад от Владивостока и в 40 км от Уссурийска. Территория разделена на две лесные дачи – Комаровскую и Верхнеартемовскую. Верхнеартемовская дача до 1972 г. входила в состав Первомайского лесхоза; на ее территории велись хозяйственные работы, включая рубки ухода и посадку лесных культур, в том числе древесных растений, не свойственных флоре заповедника (сосна обыкновенная, лиственница Гмелина). Лесные дачи разбиты на обходы площадью 2 тыс. га и более, охраняемые лесниками. В пожароопасный период наряду с наземным осуществляется и авиапатрулирование по договору с Приморской базой лесной авиации.

Северная и северо-восточная границы заповедника проходят по водоразделу рек Илистой и Артемовки; юго-западная и южная – по долине Суворовки, откуда, пересекая верхнее течение Артемовки, граница уходит на водораздел Артемовки и Комаровки. Западная и северозападная границы, пересекая верхнее течение Комаровки, идут далее по водоразделу этой реки с Раковкой.

История заповедника

Заповедник был создан по инициативе выдающегося ботаника академика В.Л.Комарова, который еще в 1913 г. обратил внимание на уникальную флору и растительность в верхнем течении р.Супутинки. Обилие представителей маньчжурской флоры, многообразие лесных сообществ, не поврежденных лесными пожарами и непосредственной деятельностью человека, их типичная для юга Приморья растительность и определили мнение В.Л.Комарова о необходимости заповедания этих лесов. Но только в 193.2 г. на совещании при Уполнаркомлеса по Дальневосточному краю был рассмотрен вопрос об организации Супутинского горнотаежного заповедника с научно-исследовательской станцией при нем. Были согласованы вопросы о площади и границах, о штатах, а также о направлении работ научно-исследовательской станции. Сотрудники станции, не ожидая окончательного правового оформления заповедника, начали свои исследования в том же 1932 г., хотя решение о его организации было принято только 7 августа 1934 г. Несмотря на то, что решением краевых властей заповедник был организован, а в 1935 г. Президиумом комитета по заповедникам при ВЦИК включен в число государственных, территория его продолжала оставаться в ведении лесхоза, так как вопрос передачи лесов из гослесфонда заповеднику могло решить только правительство. Такое положение продолжалось 15 лет, что имело целый ряд отрицательных моментов. За это время научно-исследовательская станция при заповеднике превратилась в самостоятельную организацию — Горнотаежную станцию Дальневосточного филиала АН СССР, а заповедник ряд лет находился в ее ведении. Неясность с правом собственности на территорию, обособление научно-исследовательской станции, отсутствие положения о заповеднике, а также штатных единиц директора и научных сотрудников не способствовали развитию заповедника. Кроме того, в 1942-44 гг. через заповедник была проведена дорога, использовавшаяся в 50-60-е годы для вывозки леса. В конце 40-х годов краевой администрацией, по предложению Леспрома, решался вопрос о возможности рубок леса на территории самого заповедника. Административным порядком заповеднику предписывались приоритеты в работе. Так, в 1949 г. решением Крайисполкома N 240 животный мир заповедника был разделен на «абсолютно охраняемых» и «абсолютных хищников, подлежащих безусловному истреблению». К последней группе были отнесены не только волк серый, но и находящиеся сегодня в Красных книгах страны и мира волк красный, тигр, леопард. Вне закона была поставлена и куница-харза.

Только в октябре 1949 г. распоряжением Совета Министров СССР № 16908-Р леса Гослесфонда Суйфунского лесхоза площадью 15 900 га были закреплены за Супутинским заповедником. Как уже отмечалось, в 1973 г. по ходатайству Дальневосточного научного центра АН СССР распоряжением Совета Министров РСФСР площадь Уссурийского заповедника была увеличена до 40 432 га. Помимо этого, в 1975 г. решением Приморского крайисполкома № 300 заповеднику в районе пос.Каймановка, в 7 км от его границы, выделены 22 га земли для служебного и жилищного строительства, куда и была перенесена усадьба заповедника.

Первые научные исследования на территории заповедника начались задолго до его организации. Краткое описание растительности по результатам экспедиции 1913 г. опубликовано В.Л.Комаровым в Трудах Главного ботанического сада. Значительным событием для ботанической науки стало также издание «Определителя растений Дальневосточного края» В.Л.Комарова и Е.Н.Клрбуковой-Алисовой [13]. ,

С 1932 г. природу заповедника изучали сотрудники научно-исследовательской станции. В 1932-38 гг. выполнены большие работы по фенологии; исследованию флоры и растительности [9 ]; энтомофауны; растительных кормов птиц и млекопитающих.

В 1936 г. составлен первый список млекопитающих заповедника (А.А.Емельянов), а в конце 30-х проведен их первый учет (А.И.Куренцов). Большой вклад в изучение животного мира заповедника внесли академик Е.И.Павловский и сотрудники его экспедиционного отряда: А.П.Кузякин, А.В. Козлова и П.С.Гравве, занимавшиеся изучением хозяев энцефалитных клещей (грызуны, птицы и пр.).

Медоносные растения заповедника, а также экологию и биологию женьшеня на плантациях изучала З.И.Гутникова [10 ]. Результаты этих исследований послужили методической основой для организации в конце 50-х годов специализированного совхоза «Женьшень» в Анучинском районе Приморского края, а также при создании плантаций женьшеня в Тебердинском заповеднике в Ставропольском крае. Результаты проведенного в 30-х годах изучения флоры, растительности и фауны заповедника изложены в трех первых томах «Трудов Горнотаежной станции ДВФ АН СССР» (1936, 1938, 1939 гг.). Часть материалов публиковалась в «Вестнике ДВФ АН СССР» и других изданиях. В 40-е и начале 50-х годов наблюдался спад научных исследований чисто заповедной направленности, хотя изучейие растительности и животного мира продолжалось. С конца 50-х годов и особенно после создания в 1962 г. Биолого-почвенного института в заповеднике были развернуты биогеоценологиче-ские исследования. Особое внимание уделялось водоохранной роли лесной растительности, сравнительному анализу микроклимата в лесу и на открытых участках (работы под руководством В.И.Таранкова). Интересные результаты получены по физиологии и экологии лесных растений (Е.П.Калиниченко, В.Д.Чернышев). Более планомерным стало изучение флоры, растительности, животного мира и почвенного покрова [II]. Был создан музей природы заповедника. С 1974 г. ежегодно проводятся наблюдения в рамках «Летописи природы». В 80-е годы большое внимание уделялось изучению возрастной динамики кедрово-широколиственных лесов, результаты обобщены в монографии «Широколиственно-кедровые леса Уссурийского заповедника и их динамика» [14].

В последние годы в заповеднике проводятся исследования по картированию почвенного покрова (Н.М.Костенков, В.И.Ознобихин), начаты подготовительные работы по крупномасштабному геоботаническому картированию растительности.

О научной деятельности заповедника

С момента организации заповедника сотрудники горно-таежной станции приступили к углубленному изучению флоры и растительности этой территории. Еще в 30-х годах были опубликованы работы, содержавшие подробную характеристику растительного покрова нынешней Комаровской лесной дачи (Скибинская, 1936; Васильев, 1938). Развернулось изучение растительных ресурсов, особо ценных в лекарственном и иных отношениях видов растений местной флоры. Объектом исследований 3. И. Гутниковой были медоносные растения (1938) и женьшень, его биология и возможности культивирования (1941). Систематика, экология, сезонное развитие актинидий освещены в работах Д. П. Воробьева (1939) и Т. В. Самойловой (1939). 3. И. Лучник (1938) выявила дикорастущие травянистые и древесно-кустарниковые кормовые и съедобные растения, изучила их химический состав, биоэкологические свойства, характер поедания дикими и домашними животными.

Итоги исследований, проведенных в заповеднике в первые годы его существования, отражены главным образом в выпусках “Трудов” горно-таежной станции (1936–1941).

В 1954–1955 гг. под руководством Б. П. Колесникова были проведены лесоустроительные работы на типологической основе в Комаровской даче. Впервые была составлена карта типов лесов заповедника. В 1957 г. в основных типах леса были заложены постоянные пробные площади, послужившие для развертывания многолетних стационарных исследований динамики сообществ.

Зоологические исследования в Уссурийском заповеднике развивались не столь интенсивно, однако по некоторым группам животных к настоящему времени накоплены обширные материалы. Заповедник послужил одной из опорных баз для тех приобретших широкую известность медико-зоологических экспедиций, в ходе которых была впервые раскрыта природа опасной болезни – клещевого энцефалита (Павловский, 1947).

В 1953–1955 гг. здесь работал виднейший дальневосточный териолог Г. Ф. Бромлей; собранные им материалы вошли в монографии об уссурийском кабане (1963) и медведях Дальнего Востока (1965). Экология насекомоядных млекопитающих была предметом исследований М. В. Охотиной (1966, 1974 и др.). Основные работы по птицам заповедника выполнены А. И. Ивановым (1952) и А. А. Назаренко (1968).

Впервые общий очерк природы заповедника был опубликован Г. Ф. Бромлеем и 3. И. Гутниковой (1955). Итоги инвентаризации флоры и описания растительности на охраняемой территории подведены в монографии, созданной коллективом ботаников под руководством С. С. Харкевича (1978). Комплексная характеристика растительного и животного мира Уссурийского заповедника дана в монографии Г. Ф. Бромлея, Н. Г. Васильева, С. С. Харкевича, В. А. Нечаева (1977).

Экосистема заповедника

Площадь Уссурийского заповедника, особенно та ее часть, которая охранялась с момента его основания, недостаточна, чтобы этот заповедник мог выполнять функции надежного резервата для редких видов копытных и хищных зверей. Однако он вносил и вносит существенный вклад в сохранение редких видов растений, беспозвоночных, амфибий и рептилий, отчасти птиц и млекопитающих. При этом важно, что охраняются они не сами по себе, а как компоненты целостного, практически не нарушенного комплекса типов экосистем, типичных для Южного Сихотэ-Алиня: лиановых кедрово-широколиственных, чернопихтово-широколиственных, елово-кедрово-широколиственных, ясеневых и ильмовых лесов. В заповедниках Южного Приморья нет другого массива девственных лесов, насыщенных реликтами, сопоставимого по размерам и разнообразию с представленным на старой территории Уссурийского заповедника. Это главное достояние последнего, определяющее как основные направления его природоохранительной деятельности, так и содержание проводимых здесь научных исследований.

Что касается вновь присоединенной к заповеднику территории, то там в прошлом велись лесозаготовки, были и пожары. До недавнего времени установить на этой территории полноценный заповедный режим не удавалось (Козин, Ковалев, 1981). Тем не менее расширение заповедника уже сыграло явную положительную роль: во-первых, существовавший много лет в качестве острова прежний заповедный массив получил надежную защиту хотя бы с одного “фланга”; во-вторых, появилась возможность сравнивать, опираясь на первоначальное заповедное ядро как на точку отсчета, разные варианты восстановительных смен, идущих теперь без участия человека. Уже сейчас на многих нарушенных участках процесс восстановления коренных растительных сообществ развивается вполне успешно. По отношению ко всей современной территории Уссурийского заповедника площадь, занимаемая практически не измененными природными комплексами, составляет около 40%. Сохранение неприкосновенности этих в точном смысле слова эталонных экосистем исключительно важно. Особое значение приобретает здесь защита лесов от пожаров. Не должны допускаться мероприятия, вносящие “возмущения” в естественный ход развития сообществ, вроде практиковавшейся в прошлом подкормки пятнистых оленей.

Для повышения эффективности режима охраны вдоль границ Уссурийского заповедника намечено создать целую систему (кольцо) участков, где допускалось бы лишь ограниченное хозяйственное и рекреационное использование. Выделение обычной охранной зоны километровой ширины по всему периметру границ принесло бы мало пользы; при проектировании такой буферной полосы надо исходить из условий, складывающихся на каждом конкретном отрезке границы, соответственно меняя ширину, режим и даже статус сопредельных с заповедником участков (Козин, Ковалев, 1981). Массивы широколиственно-кедровых и пихтово-еловых лесов в верхней части бассейнов рек Раковки и Илистой целесообразно было бы присоединить к заповеднику.

Функции амортизатора внешних воздействий могут выполнять не только собственно охранные зоны, но и территории заказников, природных парков с развитым туризмом. Подходящие для них площади вблизи границ заповедника есть. Сам же заповедник останется ядром этого комплекса (Козин, 1979). Именно такая структура соподчиненных участков или полос различного статуса позволит заповеднику полноценно выполнять функции одного из “опорных пунктов” охраны тигра, а в будущем, возможно, барса и горала. Осуществление подобной программы могло бы послужить образцом для других заповедников Дальнего Востока СССР.

Уссурийский заповедник, как сравнительно “старый” и с первых лет своего существования служивший базой интенсивных исследований, располагает большими возможностями в отношении выявления многолетних тенденций развития природных комплексов. Основой для этого служат, в частности, заложенные десятки лет назад постоянные пробные площади. Недавнее включение в пределы заповедника участков, испытавших хозяйственное воздействие в различных его формах, позволяет вести такой анализ в широком сравнительном плане. Близость крупных промышленных центров – Уссурийска и Владивостока – дает возможность расширить пределы непрерывного ряда сравниваемых экосистем до полностью преобразованных и созданных искусственно.

Особенности фауны. Уссурийскому заповеднику, расположенному несколько севернее Лазовского и “Кедровой Пади”, свойствен тот же набор основных элементов фауны, что и последним, те же – относительно средней части Сихотэ-Алиня – тенденции к усилению позиций “южан” и ослаблению “северян. Уссурийский заповедник, располагая большим массивом коренных или малонарушенных хвойно-широколиственных и широколиственных лесов, создает наилучшие условия для процветания их типичных обитателей. Естественно, что весь комплекс животных морского побережья, столь характерный для Лазовского заповедника и в какой-то мере для ближайших окрестностей “Кедровой Пади”, тут не представлен. Отступают на второй план или выпадают из состава фауны обитатели лугов, кустарниковых зарослей, озер и медленно текущих рек. Они заходят лишь на окраины заповедника, главным образом на его вновь присоединенную площадь. Невелика роль в сообществах и видов-опушечников. Различия группировок животных Уссурийского заповедника и “Кедровой Пади” в немалой степени определяются тем обстоятельством, что дубняки, в “Кедровой Пади” преобладающие, занимают здесь ничтожную часть территории. Показательно, что наиболее типичным для Уссурийского заповедника сообществам чужды не только лугополевые грызуны (полевая мышь, мышь-малютка, дальневосточная полевка), но и такой в общем неприхотливый вид из числа копытных, как косуля. На старой территории она очень редка, а на новой встречается главным образом по долине Артемовки, где леса перемежаются полянами и влажными лугами (Бромлей, 1977).

Вследствие небольшого перепада высот смены сообществ по вертикали выражены в Уссурийском заповеднике далеко не с такой отчетливостью, как в Лазовском и тем более в Сихотэ-Алинском заповеднике. Коренные жители пихтово-еловых лесов, например таежная мухоловка, красная полевка, кабарга, тяготеют к северной и северо-западной окраинам заповедника. Как и повсюду на юге Приморья, здесь нет гадюки, живородящей ящерицы, дикуши, лося, горностая, росомахи. Не встречается и северная пищуха, которая в Лазовский заповедник еще проникает. На большей части территории Уссурийского заповедника резко преобладают виды маньчжурского (или приамурского, по А. И. Куренцову, 1965) комплекса фауны. Здесь особенно много восточноазиатских эндемиков и реликтов.

Уссурийский заповедник – в числе тех немногих мест Приморья, где еще обычен гигантский дровосек, или реликтовый усач. Этот удивительный жук с вытянутым телом общей буро-коричневой окраски привлекает внимание прежде всего своей величиной. По объему тела он является самым крупным насекомым нашей фауны. Взрослые самцы достигают в длину 10 см, личинки же еще больше – до 15 см (Плавильщиков, 1936). Развитие их продолжается почти три года и проходит под корой наиболее типичных для пойменного леса деревьев – долинного ильма и маньчжурского ясеня. “Поражает диаметр ходов, проделываемых в древесине этой гигантской личинкой на последних стадиях ее развития”, – пишет Г. Ф. Бромлей (1977, с. 101); они приблизительно соответствуют большому пальцу человека. Лёт жуков отмечается в июле–августе. Гигантский дровосек очень интересен и с зоогеографической точки зрения: остальные виды рода Callipogon, к которому он принадлежит, обитают в горах Южной и Центральной Америки, тогда как на юге Азии, в Сибири и на большей части Северной Америки их нет (Семенов-Тян-Шанский, 1899; Куренцов, 1965).

Территориальные группировки (сообщества) наземных позвоночных животных. Лаконичная и меткая характеристика экологической обстановки в Уссурийском заповеднике была дана одним из работавших здесь зоологов: “Сплошная, без просветов, тайга” (Иванов, 1952, с. 1081). Поэтому всякий посетитель заповедника, направляющийся сюда по обычным подъездным путям, как бы постепенно погружается в монотонную тенистую лесную чащу, оставляя позади солнечные опушки, перелески, луга и поля предгорий. В такой последовательности, переходящей в высотно-поясный ряд, удобно вести и описание группировок позвоночных животных, приуроченных к определенным типам растительных сообществ.

Водоемы с их фауной и флорой, да и сообщества на их берегах до известной степени независимы от высотно-поясных закономерностей; они заслуживают отдельного рассмотрения. В условиях заповедника это бесчисленные ручьи (ключи) и небольшие реки, густой сетью прорезающие горные гряды и отроги. Лес почти повсюду стеной подступает к их берегам или даже скрывает их под своим пологом. Ложе водотоков всегда каменистое, течение быстрое, хотя обычно не бурное. Здесь обитают только мелкие непромысловые рыбы. Чаще всего встречается гольян Лаговского, обычны пескарь-губач и горчак. Ленок немногочислен и представлен только мелкими особями, до 15–16 см. Обнаружение в реках заповедника мальков симы свидетельствует о том, что эта рыба и сейчас изредка поднимается сюда на нерест; прежде здесь регулярно нерестилась не только сима, но и кета (Бромлей, 1977).

С небольшими затененными ключами, проложившими свое русло среди замшелых валунов и крупного галечника, связан один из интереснейших в дальневосточной фауне представителей амфибий – уссурийский когтистый, или безлегочный, тритон. Он известен только для южной части Приморья, причем Уссурийский заповедник расположен как раз там, где этот вид наиболее обычен. Здесь получены и основные сведения по биологии когтистого тритона, пока далеко не полные (Регель, Эпштейн, 1975; Коротков, 1977). Хвост этого тритона не сжат с боков, что отличает его, например, от сибирского углозуба, а имеет почти цилиндрическую форму. Как явствует из видового названия – безлегочный тритон, дыхание у этого вида только кожное. Окраска коричневая или светло-бурая, на спине золотистая полоса (Банников, Даревский и др., 1977). Длина тела вместе с очень длинным хвостом достигает 20 см. Самцы отличаются мощными задними лапами с кожной оторочкой по внешнему краю; у некоторых экземпляров на пальцах ног есть когти. Самкам диспропорция в развитии задних и передних конечностей не свойственна, когтей они лишены (Регель, Эпштейн, 1975). Маленькие черные коготки всегда есть у личинок длиной до 100 мм.

Активных тритонов в заповеднике находили с 11 мая по 25 октября. Взрослые особи обычно попадаются под камнями, корягами или слоем мха по берегам ручьев, редко далее 1,5 м от русла. Известны, впрочем, встречи их за 20 и даже 50 м от ручьев, на дорогах, – тритоны погибали под колесами проходивших ночью машин. О ночной активности этих амфибий свидетельствуют прямые наблюдения А. А. Емельянова (1947), обследовавшего берега ручьев с фонарем. Тритоны приходили в движение лишь с наступлением полной темноты, когда начинали перемещаться от камня к камню.

Наблюдениями в неволе было установлено, что к длительному пребыванию в воде безлегочные тритоны не приспособлены. Наиболее благоприятна для них та устойчиво влажная и прохладная среда, которая поддерживается в пустотах среди прибрежных камней, в постоянно затененном слое мха. Температура воды в ключах, где живут тритоны, обычно не превышает 10–11°. Питаются они различными беспозвоночными: кивсяками, костянками, жуками и их личинками, мелкими улитками, мелкими рачками-бокоплавами (Короткое, 1977). Размножение тритонов, по имеющимся данным, не приурочено к определенному времени года. Кладок икры этого вида еще никто не находил; предполагается, что они скрыты в подземной части источников. Маленькие личинки встречаются в ключах с конца апреля до конца октября. Постоянство светового и температурного режима в подземной части источников, видимо, допускает их круглогодичное развитие.

Из птиц берега ключей и речек в Уссурийском заповеднике, как и повсюду в Сихотэ-Алине, оживляют бурая оляпка и горная трясогузка. Изредка по наиболее широким участкам русл встречаются кулички-перевозчики. Входит в состав гнездящихся птиц заповедника и мандаринка. К приречным участкам тяготеют иглохвостые стрижи – сравнительно крупные птицы, превосходящие других “воздухореев” по скорости полета. Чаще всего их можно наблюдать в вечерние часы, “даже в густые сумерки, когда одиночные особи или небольшие стайки по три-четыре особи стремительно носятся над долиной Супутинки” (Иванов, 1952, с. 1096).

Среди млекопитающих с берегами ключей и речек связаны немногочисленные в Уссурийском заповеднике американская норка и выдра.

Обитатели лугов, кустарниковых зарослей и опушек проникают на охраняемую территорию преимущественно по долине Артемовки. Среди них – дубровник, ошейниковая овсянка и урагус, толстоклювая и короткокрылая камышевки, голубая сорока, удод и малая кукушка, японский перепел и фазан, ушастая сова и пегий лунь (Нечаев, 1977). Некоторые из перечисленных видов птиц осваивают только окраины заповедника. Судя по отдельным встречам, такой характер носит и размещение свойственной лишь Южному Приморью змеи, выделяющейся очень яркой окраской, – тигрового ужа. Из мышевидных грызунов только в долине Артемовки обычна, а в отдельные годы многочисленна полевая мышь; тут же обитает восточная полевка, изредка встречается мышь-малютка. Из группы землероек-белозубок, живущих обычно вне сомкнутых лесов, в заповеднике отмечена малая белозубка (Бромлей, 1977). Главным образом на вновь присоединенной территории держатся енотовидная собака, лисица, ласка. Опушек, лесных массивов, разреженных полянами, придерживается амурский лесной кот. Многочислен в таких местах колонок, населяющий, впрочем, всю территорию заповедника. К лесолуговому или опушечному комплексу животных относится и уже упоминавшаяся косуля; лучшими угодьями для нее выделяется долина Артемовки.

Есть достоверные сведения о том, что еще в 1914 г. на территории современного Уссурийского заповедника, в районе г. Змеиной, охотились на горалов (Бромлей, 1963). Затем на протяжении долгих лет этот вид считался утраченным из состава местной фауны. Лишь в 1973 г. на одном из вновь присоединенных участков заповедника были обнаружены горалы (Животченко, Глебов, Нестеров, 1979). Отмечали их здесь и позже (Данченко, 1981). Пока не ясно, насколько благоприятны для горалов условия этого участка, существуют ли тут предпосылки для создания устойчивой местной группировки этих животных.

Общий облик фауны Уссурийского заповедника определяет комплекс животных, населяющих чернопихтово-широколиственные и кедрово-широколиственные леса. Среди амфибий для них, особенно для их долинных вариантов, наиболее характерна дальневосточная лягушка, все лето придерживающаяся лесных биотопов. В горных речках и ключах лягушки только зимуют. Питаются жуками, гусеницами, паукообразными. При высокой численности этого вида роль его в биоценозах вполне ощутима. Живя в лесу, лягушки в случае опасности прячутся “под валежник, в лесную подстилку, в норы мелких грызунов, под камни” (Коротковг 1974, с. 177). Обычны в заповеднике и более своеобразные восточноазиатские эндемики из числа амфибий – японская квакша и дальневосточная жерлянка. Если первой из них доступен не только приземный ярус сообществ – благодаря присоскам на концах пальцев квакши могут перемещаться по стволам, ветвям и листьям, стеблям трав, то вторая по окончании сезона размножения ведет полуподземный образ жизни в лесной подстилке (Коротков, 1974). Основные компоненты рациона дальневосточной квакши – гусеницы, жуки, пауки (Белова, Костенко, 1974). В состав основных кормов дальневосточной жерлянки входят наряду с насекомыми мелкие моллюски и черви, а также водные беспозвоночные.

Среди рептилий заповедника наиболее многочисленны щитомордники: каменистый (дальневосточная форма обыкновенного щитомордника) и восточный. По учетам в долине Комаровки, на долю первого из них в составе зимовочных сообществ змей приходится около 60%, второго – 23%. Полозы по численности уступают щитомордникам, причем узорчатый полоз встречается в несколько раз реже, чем амурский. Почти постоянно скрывается в лесной подстилке редкий для заповедника японский уж (Короткое, 1976).

В числе десяти наиболее обычных птиц двух основных лесных формаций заповедника – кедрово- и чернопихтово-широколиственных лесов – те же виды пеночек, что уже упоминались при описании других заповедников Приамурья и Приморья: корольковая и светлоголовая (Назаренко, 1968). Тот же характер носят и различия в их биотопической приуроченности: увеличение в древостое доли широколиственных пород, осветление леса влекут за собой возрастание численности светлоголовой пеночки, тогда как корольковой становится меньше. В целом же в кедровниках и чернопихтарниках Уссурийского заповедника последний вид преобладает. Вместе с корольковой пеночкой, обитателем крон высоких деревьев, фон населения птиц составляют живущие в подлеске короткохвостка и синий соловей, “ствольник” – поползень, рябчик.

Особенно многочисленна здесь короткохвостка, или короткохвостая камышевка, – эндемик приамурской орнитофауны, распространенная также в Японии. Обилие этого вида вполне отвечает характерному облику лесов маньчжурского типа с их труднопроходимым приземным ярусом – густым подлеском, многочисленными завалами, гниющим валежником. “Всюду, в самых глухих углах хвойной или смешанной тайги, там, где в изобилии имеется густой подсед и бурелом, можно встретить и короткохвостую камышевку. Всеми своими повадками – трескучим тревожным криком, похожим на громкое стрекотание, манерой задирать хвост кверху и выбором стаций – она удивительно напоминает крапивника” (Иванов, 1952, с. 1092). Обычны в заповеднике и другие свойственные лесам Приморья виды птиц – ширококлювая мухоловка, таежная овсянка, большой черноголовый дубонос.

Отличия по составу птичьего населения чернопихтово-широколиственных лесов от кедровников незначительны и выражаются в присутствии королька, в чернопихтарниках довольно обычного, и таежной овсянки, встречающейся тут редко (Назаренко, 1968). Последняя держится преимущественно в пихтово-еловых и кедрово-еловых лесах, ограниченных северной частью заповедника. Только там обитает и трехпалый дятел, возможно, гнездится кедровка, на остальной территории появляющаяся нерегулярно.

Если продвигаться от хвойно-широколиственных к чисто широколиственным лесам, от горных склонов к берегам рек, изменения группировок птиц будут происходить иначе. Явно предпочитает приречные леса синяя мухоловка, здесь всего обычнее серый личинкоед. Тесно связаны с поймами сизый дрозд, желтоспинная мухоловка, широкорот. Последний наряду с зимородками и сизоворонками принадлежит к тропической по основному распространению группе птиц – ракшеобразным. Да и сам широкорот обитает не только повсюду в Южной Азии, но даже на Новой Гвинее и в Австралии. О тропических “корнях” широкорота напоминает, в частности, яркий наряд: преобладающие тона окраски его оперения – насыщенные зеленовато-голубые, клюв красный. Широкороты охотятся преимущественно в полете, устремляясь за жертвой с “наблюдательных постов” на высоких деревьях. Клюв у этих птиц действительно очень велик, зев широкий, что облегчает им схватывание добычи, чаще всего жуков.

Практически не выходит за пределы речных долин и другая столь же “экзотическая”, но обычная в заповеднике птица – иглоногая сова. Внешне она больше похожа на дневнего хищника, чем на сову. Распространена от Приамурья до островов Малайского архипелага. Пальцы ног у этой птицы снабжены жесткими щетинками, облегчающими ловлю добычи – крупных насекомых, откуда и название – иглоногая сова. Для гнездования птицы используют дупла в старых деревьях пойменного леса. Активны преимущественно в сумерках и ночью; самец привлекает внимание часто повторяемым двусложным криком. Многие черты образа жизни иглоногой совы были впервые раскрыты исследованиями Ю. Б. Пукинского (1977). Вот как описывает этот автор ее охотничьи повадки: “Иглоногая сова – весьма специализированная в отношении питания птица. Отличные летные качества обеспечивают ей возможность успешной охоты в лесу… Выбрав высокое дерево, птица присаживается на его верхушку или выступающий сухой сук. Однако долго она здесь не остается и в следующий миг ныряет в чащу крон, проносится, словно ястреб, настигающий жертву, между деревьями, после чего с бабочкой в когтях деловито усаживается на ближайшее высокое дерево. Если ею были пойманы крупный бражник или артемида, то здесь же, на дереве, она обрывает у них крылышки, а тушку съедает либо, переложив из лап в клюв, доставляет птенцам. Пища иглоногой совы на девять десятых состоит из крупных бабочек и других летающих насекомых. Птенцам, за которыми нам довелось наблюдать, родители чаще всего приносили совок, бражников, затем медведиц, артемид и других ночных бабочек, а также стрекоз” (с. 173).

Среди млекопитающих хвойно-широколиственных лесов самая разнообразная по числу видов группа – землеройки-бурозубки. В Уссурийском заповеднике их найдено шесть видов (Охотина, 1969). Особенно интересна гигантская бурозубка – дальневосточный эндемик, ставшая известной науке лишь в 1937 г. Позднее она была выделена в особый подрод, получивший в честь автора первоописания вида С. И. Огнева название Ognevia (Гептнер, Долгов, 1967). Чтобы приобрести репутацию гигантской, этой бурозубке потребовалось обладать весом всего в полтора десятка граммов (у взрослых особей) при длине тела 7–10 см. Среди близких видов она существенно выделяется по величине, в остальном же очень на них похожа: это темноокрашенный длиннохвостый зверек с удлиненной, увенчанной своеобразным хоботком мордочкой. Впервые попавший в руки зоологов экземпляр гигантской бурозубки был добыт С. А. Надецким именно в Уссурийском заповеднике, на р. Каменке. Долгое время вследствие неправильного прочтения этикетки местонахождение этого экземпляра указывалось неверно. Показательно, что среди пойманных позднее зверьков этого редкого вида более половины приходилось на Уссурийский заповедник (Охотина, 1969).

Зверьки попадались главным образом в пойменных лесах долины Комаровки и в кедрово-широколиственных лесах на прилежащих склонах сопок. Численность гигантской бурозубки невысока: на сотню и более всех пойманных бурозубок приходится лишь один ее экземпляр. Наблюдения в неволе показали, что зверькам свойствен полифазный ритм активности с очень частым чередованием периодов бодрствования и сна, причем наибольшие подъемы активности падают на ночное время. Объем корма, потребляемого гигантской бурозубкой за сутки, более чем вдвое превышает вес ее тела. Питаются зверьки преимущественно дождевыми червями. Соответственно основным местообитанием им служит не тонкий слой лесной подстилки, а весь гумусовый горизонт (приблизительно до 10–12 см от поверхности); проникают они и в более глубокие горизонты почвы. По способности к рытью этот вид превосходит других бурозубок, за исключением когтистой. Наблюдения в неволе показали, что гигантская бурозуб-ка способна быстро закапываться даже в плотный грунт. “Начинает она зарываться передними лапами; после погружения тела наполовину и более с силой выбрасывает землю задними лапами. После того как землеройка скроется под землей, ее движения делаются почти незаметными даже в почвенном слое толщиной 6–8 см” (Охотина, 1969, с. 283).

Разные виды бурозубок, обитающие в заповеднике, отчетливо делят между собой “сферы влияния”. Гумусовый и более глубокие горизонты почвы осваивает наряду с гигантской только когтистая бурозубка. Самый массовый из видов рассматриваемой группы – средняя бурозубка держится главным образом по границе лесной подстилки и гумусового горизонта. Состав почвенных беспозвоночных здесь очень разнообразен, биомасса велика, поэтому средняя бурозубка в противоположность гигантской не специализирована на каких-то определенных пищевых объектах, ей свойственна полифагия. Собственные ходы в почве она копает неохотно, чаще пользуется уже готовыми. Близкую экологическую нишу занимает равнозубая бурозубка. Самые мелкие бурозубки – дальневосточная и крошечная – связаны с лесной подстилкой, иными словами, глубже самого верхнего “этажа” почвенного профиля они не проникают. Эти виды наиболее подвижны, но к рытью почти не приспособлены. Набор кормов у них крайне разнообразен (Охотина, 1974).

Преимущественно под листовой подстилкой прокладывает свои ходы и уссурийский крот – могера. В заповеднике он многочислен, предпочитает долинные леса, на склоны почти не заходит. Придерживаясь поверхностных горизонтов почвы, могера большей частью не делает выбросов грунта – кротовин, столь характерных для обыкновенного крота и для распространенного на крайнем юго-западе Приморья японского крота. Встретить кротовины, принадлежащие рассматриваемому виду, можно только осенью. Зимой кроты уходят в почву глубже, но все же не более чем на 70 см. Обычно зверьки перемещаются по ходам со скоростью около 2 м в минуту; двигаются как бы толчками, периодически схватывая и поедая добычу. При зондировании лесной подстилки или лежащего непосредственно под ней гумусового слоя эти кроты не прибегают к рытью в точном смысле этого слова. Они “лишь раздвигают в стороны и вверх излишки земли, препятствующие продвижению. Поэтому на поверхности над кротовыми ходами образуется приподнятый валик рыхлой почвы” (Охотина, 1966, с. 110). Кротовые лабиринты используются потом землеройками и мышевидными грызунами.

Среди последних в заповеднике, как и повсюду на юге Сихотэ-Алиня, доминируют азиатская лесная мышь и красно-серая полевка. Красная полевка, предпочитающая темнохвойную тайгу, здесь редка и распространена далеко не повсеместно. За многие годы регулярных учетов в заповеднике было поймано не более нескольких десятков зверьков этого вида. А вот бурундук, белка и летяга многочисленны. При урожаях кедровых орешков в кедрово-грабовых лесах заповедника можно за один день увидеть до 25 белок (Бромлей, 1977). На большей части охраняемой территории весьма обычен маньчжурский заяц, тогда как заяц-беляк встречается реже.

Интересна фауна летучих мышей заповедника, включающая по меньшей мере шесть видов – это два вида ночниц, ушан, кожановидный нетопырь, два вида трубконосов. Основной очаг распространения рода трубконосов приурочен к Южной и Восточной Азии. Свое название эти зверьки получили из-за своеобразного строения ноздрей, заключенных в вытянутые кожистые трубки, открывающиеся в стороны. Более крупный из двух известных для нашей фауны видов – сибирский трубконос к западу распространен до Алтая. Малый трубконос в СССР найден только на юге Приморья. Недавно выяснилось, что на зимовках в пещерах этого района большой трубконос обычен или даже многочислен; малый же до сих пор известен по единичным экземплярам (Охотина, Бромлей, 1970).

Один из них был пойман в Уссурийском заповеднике. Вот как рассказывает об этой находке сделавший ее зоолог: “В первой половине августа 1940 г. в Супутинском заповеднике в глубине тайги близ трех необитаемых домиков по ночам наблюдался маленький странный зверек, шумно летавший между стволами высоких деревьев и над таежной тропинкой. Появлялся он поздно, с наступлением густой темноты, а в середине ночи исчезал и не показывался до следующего вечера. С 13 августа я устроил на этого зверька “засаду”: в одном из домиков с вечера зажигал керосиновую лампу, дверь оставлял открытой и, работая, ждал, когда он влетит в этот домик. В течение первых трех ночей на свет прилетало лишь бесчисленное множество комаров, но на четвертую ночь около 12 часов влетел и зверек. Он оказался полувзрослым уссурийским трубконосом” (Кузякин, 1950, с. 411).

Из копытных в Уссурийском заповеднике обычные кабан и изюбрь, но плотность популяций этих видов здесь ниже, чем в крупных резерватах (Сихотэ-Алинский, Лазовский). Косуля и кабарга на большей части охраняемой территории не встречаются, причем картина размещения их противоположна: если косуля заходит в заповедник со стороны нижнего течения рек, из лесополья предгорий Сихотэ-Алиня, то кабарга – по наиболее высоким горным грядам водораздела Комаровки и Артемовки, одетым темнохвойной тайгой. Общая численность кабарги здесь не более б–10 особей (Бромлей, 1977). Пятнистый олень не был исконным обитателем коренных лесов, по сей день хорошо сохранившихся в глубине заповедника. Этих животных тут дважды выпускали – в 1950 и 1952 гг., причем второй выпуск был удачным. Вблизи подкормочных площадок у центральной усадьбы сформировалось стадо пятнистых оленей численностью до 100 особей. Олени мало боялись людей, на подкормку приходили по звуковому сигналу. Однако длительное обитание большой группы копытных на ограниченном участке не обошлось без отрицательных последствий. От оленей сильно пострадали подлесок и подрост девственного леса, заметно изменился его общий облик. Чтобы устранить эти негативные явления и вызвать рассредоточение животных по заповедной территории, с 1970 г. подкормка их была прекращена (Бромлей, 1977).

Среди мелких хищников в сомкнутых лесах, как и в лесолуговых местообитаниях окраин заповедника, наиболее обычен колонок. Численность соболя после его уничтожения в 20-х годах до сих пор не восстановилась. Далеко не ежегодно отмечается ласка. Хвойно-широко-лиственные леса на горных склонах с довольно высокой плотностью заселяет барсук. Харза редка. К числу постоянных обитателей заповедника принадлежит белогрудый медведь, тогда как его северный сородич отмечается тут нерегулярно. Обычно бурые медведи появляются лишь осенью при урожаях кедра. На зимовку уходят севернее – в глубинные районы Сихотэ-Алиня – и при этом поднимаются выше в горы.

Рысь живет в заповеднике постоянно, однако немногочисленна: отмечается присутствие не более трех-четырех особей (Бромлей, 1977). Для амурского лесного кота весьма благоприятным оказалось присоединение к заповеднику новой территории по долине Артемовки. Регулярные учеты этого вида, пополнение данных о его биологии стоят в ряду насущных задач Уссурийского заповедника. Еще важнее тщательно регистрировать все заходы амурского барса. Что же касается тигра, то его следы в Уссурийском заповеднике теперь отмечают регулярно, чаще всего в долинах Комаровки и Артемовки.

Судя по следам, тут появляются, иногда подолгу задерживаются особи разного пола и возраста: и крупные самцы, и тигрицы, в том числе с маленькими тигрятами (Данченко, 1981). В 1973 г. здесь был найден труп молодого тигра, погибшего по неизвестным причинам. Интересно, что еще в 50-х годах на территории заповедника постоянно обитали волки; приблизительно с 1960 г., когда заходы тигров стали регулярными, волки почти исчезли (Бромлей, 1977). За последние годы в Уссурийском заповеднике стали обычными находки остатков тигровой добычи. Только за 1974–1978 гг. таких случаев отмечено 15; из них в восьми были убиты изюбри, шесть приходится на кабана, один – на пятнистого оленя (Данченко, 1981). Эти данные согласуются с материалами о предпочитаемых тиграми видах жертв, полученными в других заповедниках края.

Особенности флоры. Как и другие заповедники рассматриваемой части региона, Уссурийский расположен в южной подзоне смешанных хвойно-широколист-венных лесов. Безраздельное господство принадлежит здесь маньчжурскому флористическому комплексу. Элементы охотского комплекса переходят на второстепенные позиции; даурско-монгольские образуют ничтожную примесь к преобладающим группам элементов – в Уссурийском заповеднике они представлены несравненно слабее, чем в Лазовском. Что же касается видов восточносибирского происхождения (свита лиственницы), то их в Уссурийском заповеднике практически нет.

Флора Уссурийского заповедника сложена почти исключительно лесными видами, что становится вполне понятным, если учесть отсутствие здесь гольцовых вершин и значительных по площади приречных луговых участков. Сорняки проникают сюда только по дорогам и тропам, они ни в коей мере не искажают естественных ботанико-географических соотношений.

Остановимся на некоторых особенностях систематического состава флоры Уссурийского заповедника. В водоемах бассейнов рек Комаровки и Артемовки выявлено 210 видов и 50 разновидностей и форм пресноводных водорослей. Впервые для Приморского края указано 44 вида, для всего советского Дальнего Востока – 24. В проточных водоемах преобладают диатомовые, сине-зеленые и зеленые водоросли, а в заболоченных – десмидиевые, желто-зеленые, иногда сине-зеленые. В заповеднике отмечено 1364 вида грибов, в том числе 34 новых для науки. В лесах обильны ксилофилы и подстилочные сапрофиты, развивающиеся на опаде и отпаде широколиственных пород.

Особенно много грибов-микоризообразователей (значительная часть из них съедобна) связано с дубом монгольским, березой маньчжурской, кедром корейским и пихтой цельнолистной.

В заповеднике выявлено 118 видов лишайников, из них эндемичны для Восточной Азии 25. Наиболее богаты эндемами роды пармелия, цетрария, лобария. 85 видов лишайников – эпифиты, из них 22 вида встречаются только на стволах и крупных ветвях деревьев. Ряд видов связан с гниющими, замшелыми стволами, с поверхностью сырых камней и скал. Развитию лишайников на почве препятствует хорошо развитый травянистый покров и опад широколиственных пород.

На территории заповедника отмечено 252 вида мохообразных, в том числе 233 вида из класса листостебельных мхов и 19 видов из класса печеночников. Пять видов листостебельных мхов указываются впервые для СССР. Восточноазиатские виды составляют четверть всей моховой флоры и около половины от числа неморальных элементов. Бореальные элементы представлены небольшим числом видов ограниченного распространения. Под пологом хвойно-широколиственных и широколиственных лесов мхи на поверхности почвы развиты слабо; преобладают они на стволах и в кронах деревьев, на валежнике и на выходах коренных горных пород (эпифиты и эпиксилы).

Флора сосудистых растений Уссурийского заповедника представлена 825 видами; из них деревьев – 54, кустарников – 61, деревянистых лиан – 12 видов. Кустарнички, полукустарники и полукустарнички мало разнообразны. Отмечено также более 100 видов однолетних растений, в основном сорных и заносных, встречающихся вдоль дорог, троп, у домов и на огородах. Паразитные растения представлены двумя видами – многолетником пучкоцветом трубкоцветковым и однолетней повиликой японской. Отмечены следующие сапрофиты: подъельник обыкновенный, вертляница одноцветковая, надбородник безлистный, гнездовки азиатская и сосочконосная.

В бассейне Комаровки было описано 16 новых для гольского, как правило производные, в Уссурийском заповеднике встречаются весьма редко. В юго-восточной части заповедника на горных склонах небольшими участками встречаются сообщества, образованные березой желтой, или ребристой (желтоберезники).

Из долинных лиственных лесов в заповеднике хорошо представлены древостой из ив Шверина, росистой и тонкостолбиковой (ивняки), чозении крупночешуйчатой (чозенники), тополя Максимовича (тополевники), ясеня маньчжурского (ясеневники), ильма японского (ильмовники).

Леса, образованные главным образом кедровой сосной корейской (кедром корейским) в сочетании с многочисленными широколиственными породами, являются основной формацией заповедника. На их долю приходится 42% лесопокрытой площади. Кедровники характеризуются богатым флористическим составом, многоярусностью, сомкнутостью и разновозрастностью древостоев. Эти леса относятся к южной ботанико-географической группе, о чем свидетельствует участие в их составе пихты цельнолистной, граба сердцелистного, ряда теплолюбивых лиан и представителей семейства аралиевых.посадка кедрового леса

В заповеднике часто встречаются участки кедровников, где на площади меньше гектара можно обнаружить до 50-60 видов деревьев и кустарников, 4-5 лиан и более сотни видов травянистых растений. По существу это настоящие природные дендропарки. Сложный, смешанный состав кедрово-широколиственных лесов накладывает своеобразный отпечаток на естественное развитие этой формации, в частности на ход возрастных смен. Б. П. Колесников (1956) выделяет две фазы возрастного развития дальневосточных кедровников: господства кедра и временного преобладания лиственных пород (в период массового естественного отмирания перестойного кедра). Под пологом лиственных пород, когда снижается общая сомкнутость древостоя и более интенсивно происходят распад и минерализация органического вещества, возникают благоприятные условия для возобновления и роста этой хвойной породы.

Кедровники представлены большим числом типов; выделяются кедровники сухие, периодически сухие, свежие и влажные.

Широко распространены влажные кедровники, на долю которых приходится более половины общей площади кедровой формации. Они приурочены к пологим и среднекрутым склонам всех экспозиций. Древостой этих лесов сложные по составу, сомкнутые, разновозрастные, трех-четырехъярусные, с общим запасом древесины 450-500 м3/га. Кедр, достигающий высоты 35-40 м, преобладает в первом и втором ярусах. Из многочисленных широколиственных пород обычны липа амурская и Таке, клены мелколистный и маньчжурский, бархат и орех маньчжурский. Граб сердцелистный, как правило, в этих кедровниках отсутствует, а пихта цельнолистная встречается единично в верховьях Левой Комаровки. С высоты 400-500 м над ур. моря в них возрастает участие ели аянской и пихты белокорой, иногда до 20-30% состава древостоя. Естественное возобновление в большинстве типов кедровников хорошее, но в бассейне Артемовки в них преобладает жизнеспособный подрост ели аянской и пихты белокорой, что свидетельствует о надвигании ельников на кедровники.

Подлесок во влажных кедровниках средней густоты, разнообразный по видовому составу. Наиболее характерны чубушник, элеутерококк, жимолость Максимовича, бересклет большекрылый, лещина маньчжурская. Лианы – актинидии острая и коломикта, лимонник китайский – хорошо развиты и периодически обильно плодоносят. Актинидия острая достигает толщины 12-16 см у шейки корня и поднимается в кроны деревьев на высоту до 30 м. Подобные лиановые кедровники, внешне напоминающие влажные леса субтропиков, часто встречаются в верховьях Левой Комаровки. В густом травяном покрове фон создают щитовник Буша и кочедыжники с участием фримы, василистника нитчатого и осок.

Влажные кедровники встречаются не только на горных склонах, но и в долинах горных рек, где приурочены к дренированным участкам надпойменных террас. Здесь в составе древостоев появляются ясень маньчжурский, ильм японский, ель аянская, пихта белокорая; возрастает участие ореха маньчжурского и бархата амурского. Больших размеров достигают сирень амурская, черемухи Маака и азиатская. Отмечены отдельные деревья черемухи Маака высотой до 18 м и диаметром до 60 см. Представители семейства аралиевых – элеутерококк и авантопанакс – имеют высоту 3–3,5 м и растут в виде крупных, раскидистых кустов.

Леса из пихты цельнолистной, или черной, в Уссурийском заповеднике находятся близ северной границы ареала. По флористическому богатству они уступают чернопихтарникам заповедника “Кедровая Падь”, однако и в их составе число видов древесных растений очень велико. В чернопихтарниках, как и в кедровниках, наблюдается своеобразный ход возрастных смен. Обычно за одно возрастное поколение пихты цельнолистной сменяется до нескольких поколений менее долговечных лиственных пород. В период разрушения и отмирания основных поколений пихты цельнолистной временное преобладание обычно переходит к лиственным породам, под пологом которых хорошо возобновляется и растет пихта. В заповеднике имеется две группы типов – свежие и влажные чернопихтарники.

Влажные чернопихтарники – наиболее высокопроизводительные и флористически насыщенные леса заповедника. В их древостое помимо пихты цельнолистной обычны липы амурская и Такс, ясень маньчжурский, ильм лопастный, бархат амурский, орех маньчжурский и береза желтая. Нижние ярусы сложены кленами мелколистным, маньчжурским, зеленокорым, грабом сердцелистным, мелкоплодником ольхолистным и маакией амурской. Из лиан наиболее мощно развита актинидия острая, отдельные экземпляры которой, достигая толщины 12–14 см, подобно гигантским змеям, оплетают стволы могучих пихт и кедров, образуя в их кронах зеленый шатер. Во влажных чернопихтарниках в верховьях Левой Комаровки встречается и реликтовый папоротник – кониограмма средняя. Там же на стволах не только лиственных, но и хвойных деревьев обильно разрастаются эпифитные папоротники – многоножки уссурийская и виргинская. Колонии этих папоротников отмечены в верхней части стволов и в развилках крон. Сочетание сомкнутого древесного полога и могучих деревьев с крупными деревянистыми лианами, колючими кустарниками, пышными реликтовыми и эпифитными папоротниками напоминает о влажном тропическом лесе. Влажные чернопихтарники Уссурийского заповедника представляют большой интерес для науки как наиболее северный форпост южной теплолюбивой растительности в умеренном климате Восточной Азии. Кроме того, они имеют несомненную ценность как высокопроизводительные, сложные, многовидовые леса, в которых сосредоточено много реликтовых растений.

Кедрово-елово-широколиственные леса образуют переход от кедрово-широколиственных к пихтово-еловым. В заповеднике они представлены группой формаций с елью аянской и елью корейской. В их составе обязательно встречаются кедр и многочисленные лиственные породы. Преобладает формация с елью аянской; ель корейская отмечена только в двух пунктах на склонах, обращенных к долине Суворовки.

В верховьях рек Правой Комаровки, Суворовки, в истоках Артемовки в верхних частях крутых южных и западных склонов встречаются своеобразные кедрово-елово-широколиственные леса с дубом монгольским. Дуб в этих условиях достигает крупных размеров – высоты 18-22 м, диаметра 60-80 см и возраста 200 лет и более.

Леса из ели аянской, пихты белокорой характерны для северной и северо-западной частей заповедника, где высоты превышают 500 м над ур. моря. В основном приурочены к склонам северных экспозиций и к горным плато. На южных склонах в состав древостоев входят неморальные элементы – кедр корейский, липы амурская и Таке, дуб монгольский и клен мелколистный. В заповеднике пихтово-еловые леса представлены тремя группами типов: папоротниковыми, зеленомошными и кустарниковыми ельниками.

Леса с преобладанием дуба монгольского (дубняки) встречаются небольшими участками на окраинах заповедника. Имеется только группа сухих дубняков, приуроченных к узким скалистым гребням водоразделов и к крутым каменистым склонам южных экспозиций.

На горе Змеиной дубняк с сосной густоцветковой неоднократно повреждался пожарами, в результате чего доля сосны в сложении древостоя сильно уменьшилась. В настоящее время хорошо возобновляются не только дуб, ясень носолистный и клен ложнозибольдов, но и сосна, а также древовидный можжевельник твердый, достигающий высоты 8–10 м. В условиях заповедного режима успешно происходит формирование своеобразных смешанных можжевелово-сосново-дубовых лесов. Подобное лесное сообщество представляет особый научный интерес, так как по флористическому составу, экологии, строению и внешнему облику оно напоминает лесную растительность сухих горных склонов Средиземноморья.

Долинные лиственные леса в заповеднике представлены ивняками, ольшаниками, тополевниками, чозенниками, ильмовниками и ясеневниками. Эти леса в долинах горных рек весьма динамичны и образуют закономерно сменяющие друг друга серийные сообщества. Отмечено несколько видов ив (сердцелистная, росистая, тонкостолбиковая, Радде, ниппонская, тарайкинская), но древостой образует только ива Шверина. Эта ива не достигает крупных размеров и растет в виде дерева третьей величины (предельная высота – 10-12 м). Хорошо возобновляется семенным и вегетативным путем и образует пионерные группировки в поймах на влажных иловато-песчаных почвах.

Ольшаники, образованные ольхой волосистой, в заповеднике встречаются редко, небольшими участками. Они характерны для влажных галечниково-иловатых и иловато-песчаных наносов старой поймы и стариц.

Небольшие участки древостоев, сложенные тополем Максимовича, встречаются в бассейнах рек Артемовки и Комаровки. Наиболее распространены папоротниковые тополевники, приуроченные к дренированным участкам средней и высокой пойм горных рек.

Древостой из чозении встречаются только в бассейне Артемовки, где их общая площадь не превышает нескольких десятков гектаров. Приурочены к низким и средним уровням поймы со свежими песчано-галечниковыми наносами. Эта порода строго приурочена к участкам пойм с хорошо скатанной мелкой и средней галькой и отсутствует в верховьях горных рек, где пойма сложена крупно-глыбистым материалом. Нет чозениевых древостоев и в нижнем течении рек, где пойменная терраса образована иловато-песчанистыми отложениями.

Леса из ясеня маньчжурского (ясеневники) особенно широко распространены в бассейне Артемовки, а в бассейне Комаровки занимают меньшую площадь. Приурочены к участкам высокой поймы и надпойменных террас, а также встречаются на конусах выноса и на шлейфах горных склонов. В заповеднике представлены две группы: кустарниковые и осоково-спиреевые ясеневники.

Ильм японский (долинный) образует древостой со своим преобладанием (ильмовники) в средней части бассейнов рек Комаровки, Артемовки и Суворовки. Ильмовники занимают хорошо дренированные участки средней и высокой поймы с плодородными, мощными иловато-супесчаными почвами, подстилаемыми галечниковым аллювием. В заповеднике широко распространены кустарниковые ильмовники и менее – папоротниковые.

В заповеднике своеобразна растительность скальных участков. По флористическому составу хорошо различаются сообщества скал северной и восточной экспозиции и растительность скал и каменистых осыпей южной экспозиции.

Первые участки отмечены вблизи западной границы заповедника, а также в верховьях Суворовки. В расселинах скал встречаются одиночные, небольшой высоты деревья кедра, ели аянской, пихты белокорой, клена мелколистного и желтого. В подлеске растут чубушник, клен бородчатый, жимолость Максимовича. Группами встречается сирень Вольфа, достигающая высоты 4-5 м. Известны местонахождения этого вида сирени у подножия скал в верховьях Суворовки, в верховьях ключа Чертового и в долине ключа Суворовского. Поверхность влажных скал покрыта сплошным ковром зеленых мхов. Травянистые растения растут небольшими группами в расселинах между выходами скальных пород. Из специфических скальных видов отмечена вудсия многорядниковая, остальные виды – обычные в хвойных и хвойно-широколиственных лесах Приморья. Из редких для заповедника видов растений, характерных в основном для сообществ ели аянской, здесь встречаются подмаренник удивительный и энемион Радде.

Растительность прогреваемых солнцем скал и каменистых осыпей самобытна, эти сообщества включают интереснейшие виды растений. На скалах г. Змеиной растет можжевельник твердый, отдельные деревья и подрост которого отмечены в лесах из дуба монгольского и сосны густоцветковой. На каменистом водоразделе и под скалами Солонцового ключа встречается небольшими группами и другой представитель семейства кипарисовых – можжевельник даурский высотой 0,5-1 м. В верховьях Туровой Пади и на Солонцовом ключе растет редчайшее для Дальнего Востока растение – жирардэния остроконечная. В расселинах скал на Солонцовом ключе отмечено и другое редкое, реликтовое, очень маленькое по размерам растение – постенница мелкоцветная.

На скалах и каменистых россыпях южных экспозиций можно наблюдать сезонную смену аспектов растительности. В конце апреля появляются первые цветущие растения – гусиный лук гиенский, лапчатка земляничная, хохлатка расставленная. В мае зацветают красоднев Миддендорфа, фиалка пестрая, подмаренник настоящий. В июне–июле обильно цветут гвоздика амурская, донтостемон шершавый, очиток Сельского, вероника даурская, шпороцветник сизочашечный, зверобой оттянутый, многоколосник морщинистый. В августе зацветают представители семейства сложноцветных – полынь Гмелина, а на скалах ключа Солонцового – и полынь золотистая. В целом следует отметить, что хотя флора и растительность Уссурийского заповедника относительно хорошо изучены, но возможны интересные находки, особенно во флоре низших и мохообразных растений. На вновь присоединенной территории могут быть встречены еще не описанные своеобразные растительные сообщества.

Значение заповедника и актуальные вопросы его развития

Уссурийский заповедник — хранилище генофонда многих видов растений, в том числе описанных на его территории. Велика роль заповедника в сохранении биологического разнообразия и сопредельных территорий в результате миграции видов биоты, особенно животных. Заповедник является природной базой и лабораторией для ученых, преподавателей и студентов не только Приморского края, но и всей России и других стран.

Большая научная и практическая ценность природного комплекса заповедника обусловливает необходимость придания заповеднику статуса биосферного с соответствующим развитием материальной базы. Статус биосферного обосновывается уникальным положением заповедника, самим феноменом существования на урбанизированной территории островка практически девственных лесов уссурийской «тайги». Заповедник можно считать своего рода точкой отсчета происходящих под влиянием человека изменений природной среды на сопредельных территориях, где прослеживается деградация лесной растительности различных степеней, соответственно и разные этапы восстановительных и сукцессионных смен. Сравнительному изучению природных комплексов и их компонентов способствует соседство территорий учебно-опытного лесхоза Приморского сельхозинститута и Горнотаежной станции ДВО РАН. Большое значение эти объекты имеют для организации экологического, геосистемного мониторинга. Заповедник может играть роль биосферной станции мониторинга антропогенных изменений в природе южной части Приморского края.

В целях охраны генофонда растительного и животного мира заповедника, в первую очередь редких видов, необходимо изучить не только биотопическое размещение уязвимых видов, но и факторы, определяющие возможность их существования. Для этого необходимо создать в охранной зоне заповедника инсектарии, серпентарии, вольеры для искусственного разведения животных и плантации для выращивания растений. Это позволит создать фонд редких видов с целью выпуска в природу для поддержания угасающих популяций как в заповеднике, так и на смежной территории. В этом отношении перспективным представляется создание Дальяевостотаиго научно-производственного центра по охране и размножению редких видов растений и животныхlH-Рекомендуемые места посещения и экскурсий. Наиболее доступные для широкого круга посетителей и содержательные по представительности флоры и фауны маршруты вдоль западной границы заповедника — в районе Первого кордона (рис. 5), завершающиеся смотровыми площадками, с которых открываются великолепные панорамы горных лесов. В центре заповедника, в непосредственной близости от бывшей центральной усадьбы, можно посетить домик академика В.Л.Комарова и могилу известного дальневосточного зоолога, одного из первых организаторов заповедного дела в Приморье К.Г.Абрамова. В Суворовском лесничестве наиболее интересный объект как в отношении растительности, так и животного мира — гора Змеинка. В ней есть также ряд интересных пещер, в том числе со «Спящей красавицей» — рельефным изображением женщины, выполненным древним человеком.

Географическое положение

Местонахождение (рис. 1). Уссурийский заповедник расположен на территории Уссурийского и Шкотовского районов (юг Приморья) у по южным отрогам хребта Пржевальского горной страны Сихотэ-Алинь, в верхней части бассейнов двух небольших рек: Комаров-ки (бывшая Супутинка, по имени которой и был назван первоначально заповедник), левого притока реки Раздольной, и Артемовки, впадающей в Уссурийский залив Японского моря. Заповедник состоит из Комаровского и Суворовского лесничеств. Географические координаты: 43’33’-43°47′ с.ш. и 132-16′-132°47′ в.д. Протяженность в широтном направлении — 40 км, в долготном — 19,5 км; общая площадь 40432га.

Дальневосточный морской биосферный государственный природный заповедник

Более подробная информация на сайте заповедника

Об учреждении

  • Учреждён в 1978 году для сохранения в первозданном виде природной среды залива Петра Великого, богатейшего по составу морской и островной флоры и фауны залива Японского моря.
  • Особое внимание уделяется сбережению генофонда морских организмов.
  • Проводятся научные исследования и работы по экологическому просвещению населения.
  • Общая площадь – 64 316,3 га. Из них 63 000 га занимает морская акватория, а 1316,3 га приходятся на острова.
  • Площадь охранной зоны на материке — 3 130,7 га. Площадь охранной зоны на море — 71 000 га.
  • Находится под управлением ФГБУ «Земля леопарда».

Большая часть заповедника расположена в Хасанском районе Приморского края. Исключение составляет северный район, который находится на о. Попова и относится к Первомайскому району г. Владивостока.

Заповедник разделён на четыре района, имеющие разное функциональное значение и особый режим охраны:

  • Восточный район – полностью заповедная зона, на которой строго запрещено изъятие или интродукция любых живых организмов. Допускается проведение экскурсий без высадки на острова, запрещена любая хозяйственная деятельность. Научная деятельность разрешена только в направлениях, напрямую относящихся к задачам заповедника. Район расположен вокруг островов архипелага Римского-Корсакова.
  • Южный и Западный районы – зоны воспроизводства, которые первые годы существования заповедника использовались в марикультурных целях. Они допускают проведение научно-исследовательских работ, связанных с сохранением и восстановлением морских сообществ, мониторингом и инвентаризацией морской биоты. Южный район расположен вокруг о-ва Фуругельма и в ближайших к нему материковых бухтах, западный – в бухтах Миноноска и Крейсерок на полуострове Краббе.
  • Северный район предназначен для экологического просвещения и расположен на о-ве Попова. Здесь, в посёлке Старк, находятся центральная усадьба заповедника, музей и другие объекты туристической инфраструктуры.

История

Залив Петра Великого всегда поражал своих исследователей видовым многообразием подводного мира, разнообразием растительных сообществ, сконцентрированных на небольших участках суши, количеством видов и численностью базаров морских колониальных птиц.

Природоохранной деятельности на этих территориях предшествовали лесоустроительные работы на некоторых островах залива, проведённые в 1965-1966 гг. Уже тогда природная уникальность региона была взята во внимание.

Инициатива создания в заливе Петра Великого заповедника была выдвинута в 1974 году директором Института биологии моря, чл.-корр. Алексеем Викторовичем Жирмунским. Этому знаменательному событию предшествовали годы научных исследований акватории залива, проводимых на базе организованной в 1920-х гг. Тихоокеанской научно-промысловой станции (ныне ТИНРО) и, позднее, на базе Института биологии моря.

Энергия и дипломатический талант А.В. Жирмунского позволили объединить усилия Академии наук и Военно-морского флота СССР, который на первых парах выступал против учреждения заповедника. В результате 31 декабря 1976 года было принято совместное решение ВМФ СССР и Академии наук СССР об образовании Морского заповедника.

фото: Марина Скляровафото: Марина Склярова 

Официально Дальневосточный государственный морской заповедник был учреждён 24 марта 1978 г. Постановлением совета министров СССР №228 «Об организации Дальневосточного государственного морского заповедника». Это был первый в стране морской заповедник, и своим появлением он ознаменовал старт в организации системы охраны морских акваторий в России.

Первым директором заповедника стал Юрий Дмитриевич Чугунов. Под его руководством  заповедник достаточно быстро, хотя не без трудностей, стал эффективной природоохранной структурой с ясными целями и приоритетами.

Первые 28 лет своей жизни Дальневосточный морской заповедник был природоохранным подразделением Института биологии моря. И только с 1 октября 2006 года, в значительной мере благодаря поддержке директора Института биологии моря Владимира Леонидовича Касьянова, учреждение было реорганизовано в качестве самостоятельного юридического лица.

Международное значение Дальневосточного морского заповедника официально признано в 2003 году, когда учреждению был присвоен статус биосферного резервата ЮНЕСКО.

В 2019 году в соответствии с Распоряжением Правительства Российской Федерации от 18.10.2019 N 2467-р Дальневосточный морской заповедник передан в ведение Минприроды России, под управление ФГБУ «Земля леопарда».

Физико-географические характеристики

Заповедник расположен в западной части залива Петра Великого Японского моря, на крайнем юге Дальнего востока России.

Акватория содержит относительно крупные острова, маленькие островки и кекуры. Берега в большинстве случаев риасового типа. Это вызвано тем, что береговая линия залива Петра Великого перпендикулярна простиранию Сихотэ-Алиньских горных систем. Иногда встречаются и низменные аккумулятивные берега.

Типичный для региона береговой рельеф представлен крутыми, иногда отвесными скалами, которые опускаются до глубины 18 метров. В некоторых местах скалы и глыбовые навалы сменяются галечными, песчаными или илисто-песчаными грунтами.

Климат муссонный. Во время смены сезонов направление ветров меняется на противоположное. Для зимы характерны северные и северо-западные ветры, дующие с материка. Климатическая зима длинная (4-5 месяцев), малоснежная и ясная. В конце марта приходят южные и юго-восточные ветра, которые приносят с моря влажный воздух. Поэтому лето тёплое и влажное, часты моросящие дожди и туманы. С августа по сентябрь случаются тайфуны с обильными дождями и сильными ветрами.

Средняя температура воздуха в январе составляет -11 градусов по Цельсию. Летом температура может подниматься до +30 градусов. Зимой море остывает до -1.8 градуса, в то время как летом оно прогревается до +21 градуса (в бухтах – до +27). Поэтому в разные сезоны воды заповедника приобретают свойства арктических и субтропических.

  • Температурный режим региона формируется взаимодействием двух течений. С севера в акваторию заповедника заходит холодное Приморское течение, которое сталкивается здесь с тёплым Цусимским течением, пришедшим с юга от Корейского полуострова.
  • Результатом становится своеобразная гидрография региона: в одних участках фиксируются устойчивые течения с перемешиванием поверхностных и более глубинных вод, тогда как в других имеют место круговороты. В третьих участках, таких как полузакрытые бухты, движение воды столь слабое, что в летнее время возникает расслаивание вод со значительными различиями температур у поверхности и у дна.

Данные климатические особенности объясняют богатство видового состава заповедника и являются предпосылкой для обитания в его водах как арктических, так и субтропических видов.

Растительный мир

Наземная флора островов заповедника представлена лесами (более 50% территории), лугами (25-30%), кустарниками (15-20%) и петрофильными сообществами (около 5%). Всего же здесь зафиксировано более 800 видов сосудистых растений.

Леса представлены широколиственным типом. Преобладают дуб монгольский, дуб зубчатый, липы, ясень носолистный. Отдельными островками встречается пихта цельнолистная, изредка можно увидеть тис.

Кустарниковый ярус развит пышно. Его видовой состав разнообразен: чубушник, калина, жимолость, рододендроны, барбарис, бересклеты. Субтропический облик растительным сообществам придают лианы (14 видов) и ползучие кустарники (3 вида).

Материковая растительность несколько отличается от островной. На скалах бухт и мысов побережья обычна сосна густоцветковая. Здесь же произрастает более 120 видов растений, предпочитающих каменистые почвы: чина морская, полынь Стеллера, крестовник, различные осоки и др. Кустарниковая растительность представлена полынью Гмелина, которая образует около 60% всех кустарниковых сообществ, рододендронами, шиповником, леспедецией.

Из всего биоразнообразия флоры заповедника 62 вида растений являются особо охраняемыми и занесены в Красную книгу.

Животный мир

В заповеднике выделяются три основных типа местообитаний – морские, островные и прибрежные материковые. Всё разнообразие фауны региона распределено по ним.

Ихтиофауна заповедника насчитывает около 200 видов морских рыб. Видовой состав акватории характеризуется сезонными изменениями, которые выражаются в распространении тепловодных или холодноводных рыб в определённое время года.

Из всего биоразнообразия 70% видов характерны для умеренных широт: это треска, навага, минтай, сельдь, бычки-рогатки, дальневосточные керчаки, терпуги, маслюки и некоторые другие. Остальное же приходится на тепловодные виды, такие как дальневосточная сардина, скумбрия, сарган, японский анчоус, полурыл, спинорог. Иногда заплывают тропические виды, такие как ёж-рыба, рыба-луна и тунец.

Разнообразен видовой состав морских беспозвоночных, обитающих преимущественно на твёрдых поверхностях сублиторали.

Наличие надёжного субстрата для прикрепления обуславливает обилие неподвижных организмов: губок, актиний, гидроидов, асцидий, мшанок, двустворчатых моллюсков (мидий и устриц). В свою очередь, прикреплённые организмы выполняют роли убежищ или пищи для подвижных животных.

К числу подвижных беспозвоночных относятся чёрные и серые морские ежи, дальневосточные трепанги, гребешковые патирии, амурские морские звёзды, ломкие афеластерии японские и евастерии сетчатые.

Зачастую различные неподвижные и подвижные виды обитателей сублиторали образуют интереснейшие в научном отношении донные сообщества, по взаимосвязи входящих в них организмов напоминающие сообщества коралловых рифов.

Особо охраняемые виды беспозвоночных: дальневосточный трепанг, камчатский краб, приморский гребешок, гигантский осьминог.

Не менее разнообразна орнитофауна. Скалистые берега залива Петра Великого и кекуры, труднодоступные для врагов и удобные для гнездований, обуславливают образование значительных гнездовых колоний (т.н. «птичьих базаров») множества видов морских птиц. Постоянно на территории заповедника обитают представители пяти семейств:

  • Буревестниковые. Сюда относится пёстроголовый буревестник.
  • Качурковые. Среди них наиболее примечательна малая качурка.
  • Баклановые. Представлены беринговым бакланом, уссурийским и большим бакланами.
  • Чайковые. Распространены тихоокеанская, серокрылая, сизая и чёрнохвостая чайки, бургомистры.
  • Чистиковые. Например, очковые чистики, обыкновенные старики и тупики-носороги.

Иногда на территорию заповедника залетают белоспинный альбатрос и фрегат.

Особо охраняемые виды птиц: желтоклювая цапля, пёстроголовый буревестник, малая качурка, белоплечий и белохвастый орланы, сапсан, островной сверчок, японский скворец, малая колпица, мандаринка, амурская выпь, большой погоныш, рогатая камышница и др.

Из морских млекопитающих лишь один вид обитает на территории заповедника постоянно – это тюлень ларга, или пёстрая нерпа. Животные образуют береговые лежбища на плоских скалах, не выступающих или едва выступающих над поверхностью воды. Периодически появляется сивуч, заплывая в залив во время сезонных миграций.

Помимо ластоногих, акваторию заповедника посещают китообразные:

  • Кит Минке (малый полосатик);
  • Дальневосточная афалина;
  • Большая касатка;
  • Чёрная касатка (крайне редко).

На островах и морском побережье залива Петра Великого, входящих в территорию заповедника, сформированы не менее значимые биотопы со своей уникальной фауной.

Ввиду небольшой площади островов и их удалённости от берега наземные позвоночные на них немногочисленны. Здесь встречаются два вида амфибий (монгольская жаба и дальневосточная квакша), два вида рептилий (узорчатый полоз и японский уж), и лишь четыре вида млекопитающих, причём все четыре относятся к отряду грызунов – большая полёвка, полевая и восточноазиатская мыши и серая крыса.

Гораздо разнообразнее фауна материковой части заповедника. К наиболее ярким её представителям относятся представители семейства кошачьих. Среди них главное место занимает самая редкая в мире крупная кошка – дальневосточный леопард, а также крупнейший представитель семейства на планете – амурский тигр. В районах бухты Средняя и мыса Островок Фальшивый встречается дальневосточный лесной кот.

К другим представителям материковой фауны относятся:

  • харза;
  • енотовидная собака;
  • обыкновенная лисица;
  • азиатский барсук;
  • маньчжурский заяц;
  • бурундук.

Заповедник «Кедровая падь»

Старейший заповедник на Дальнем Востоке и один из старейших в России. Он расположился на юго-западе Приморского края, в Хасанском районе.

Общие сведения
 

  • Один из старейших заповедников России и старейший заповедник Дальнего Востока.
  • Нетронутый уголок Уссурийской тайги площадью 18044,8 га, протянувшийся вдоль реки Кедровая в двух километрах от Амурского залива.
  • По многообразию растительного и животного мира занимает место в первом ряду охраняемых природных территорий региона. 
  • Входит в состав ФГБУ «Земля леопарда».
  • Исключительная роль, которую заповедник уже сыграл и продолжает играть в сохранении биоразнообразия юго-западного Приморья, не осталась без внимания международного сообщества. 2 декабря 2004 года заповеднику «Кедровая падь» присвоен международный статус биосферного резервата ЮНЕСКО.
     

История «Кедровой пади» ведёт свой отсчёт с начала прошлого столетия, и начинается она спасением деревьев.


К рубежу XIX-XX веков хозяйственная деятельность переселенцев на юге Приморья вылилась в полную вырубку доступных лесов. Так, тысячи хвойных деревьев сплавлялись по р. Барабашевка к морю и переправлялись во Владивосток для строительства.

  • В местах отвода переселенческих участков лес разрешалось рубить и корчевать без какого-либо учета его ценности.
  • Значительные лесные площади в Приморье сдавались в эксплуатацию русским промышленникам и иностранным концессиям, которые сводили девственные лесные массивы с ценными древесными породами, не соблюдая никаких существовавших уже в то время лесохозяйственных норм и правил.
  • Самым страшным врагом леса были пожары, которые возникали вследствие хищнической эксплуатации лесных ресурсов, а часто и в результате сознательных поджогов. 

В результате лишь на некоторых территориях оставались островки уникальных древесных пород, многие из которых эндемичны для региона.


Надвигающаяся катастрофа не осталась без внимания. Созданное в 1910-м году Славянское лесничество занялось проблемой вплотную: инвентаризация территории показала, что великолепные леса чёрной пихты, корейского кедра, берёзы Шмидта и других ценнейших деревьев уцелели в верхней части бассейна р. Кедровая.

В 1916 году лесничий Славянского лесничества Теодор Леопольдович Гродецкий возбудил вопрос об изъятии из лесопромышленной эксплуатации уникальных, ценных лесных массивов «в Кедровой хозяйственной части Посьетской дачи Славянского лесничества» и об организации здесь заповедника. Его инициативу поддержал известный лесовод, председатель Приморского лесного общества Л.П. Хомяков. Затем Приморским управлением землеустройства было принято решение о введении режима особой охраны (как сказали бы сегодня) в границах организуемого заповедника «Кедровая падь». Осенью 1916 года организация заповедника была успешно завершена. Охрана заповедной территории осуществлялась лесной стражей Славянского лесничества, в помощь которой была придана воинская казачья команда.
 


Инициатор создания заповедника «Кедровая падь», Теодор Гродецкий, рос в дворянской семье и получил высшее образование, став дипломированным лесоводом. Именно профессиональный подход позволил Гродецкому оценить богатство территории будущей «Кедровой пади», когда он позднее трудился на Дальнем Востоке в Славянском лесничестве. Благодаря его стараниям территория будущего заповедника была исключена из плана промышленных рубок. Он внёс неоценимый вклад в заповедное дело России, дав старт сохранению уникального биоразнообразия юго-западного Приморья.



Таким образом, изначальной целью «Кедровой пади» было сохранение на юго-западе Приморья уникальных лесов, которые сильно пострадали от практически неконтролируемой хозяйственной деятельности человека.

Статус самостоятельного учреждения «Кедровая падь» получила в 1924 году — заповедник узаконил Дальневосточный экономический совет, придав ему полномочия самостоятельного учреждения, призванного заниматься не только охраной природы, но и научно-исследовательской работой. В этом же году на её территории провелись первые научные исследования, в фокусе которых находилась преимущественно флора. Наибольший интерес ботаников вызывали берёза Шмидта и легендарный женьшень.

Уже через два года площадь «Кедровой пади» увеличилась до 9500 га. Укрепление статуса заповедника пришлось на 1930-е годы, когда он был изъят из ведения лесохозяйственных органов и передан на краевой бюджет.

В 1934 году методическое руководство научными исследованиями в «Кедровой пади» было возложено на Дальневосточный филиал Академии наук СССР. Это на многие годы определило академический характер исследований, проводимых здесь.

В послевоенные годы заповедник продолжил развиваться. Так, в 1950-е его территория снова увеличилась – на это раз до 17500 га.

Важный этап в жизни «Кедровой пади» – его передача в непосредственное ведение Биолого-почвенного института в 1967 г. Материально-техническое положение заповедника значительно улучшилось, а научная работа на его территории стала ещё интенсивнее.

Так, в 1970-е годы были проведены исследования популяции дальневосточного леопарда. И результаты оказались неутешительными: было зафиксировано всего три маленькие популяции. Из-за охоты, браконьерства и хозяйственной деятельности человека дальневосточный леопард оказался на грани вымирания.

В сложившейся ситуации «Кедровая падь» оставалась единственным местом на планете, где дальневосточный леопард чувствовал себя в относительной безопасности. Однако для выживания целого вида одного заповедника мало. Всего-то 18 тысяч гектаров в окружении дорог и деревень – комфортный дом лишь для 5-6 леопардов.

Для целенаправленной защиты дальневосточного леопарда в 1979 году был создан федеральный заказник «Барсовый», территория которого соприкасалась с «Кедровой падью». Ещё один заказник, «Борисовское плато», появился в 1996 году и располагался севернее обоих ООПТ. В 2008 году два заказника были объединены в один – «Леопардовый».

С 5 апреля 2012 года начал свою работу национальный парк «Земля леопарда», и с этого дня заповедник «Кедровая падь» окружен его территорией. Под управлением объединённой дирекции оба учреждения работают ради общей цели – ради сохранения уникального биоразнообразия юго-западного Приморья. И, конечно, редчайшей крупной кошки планеты – дальневосточного леопарда.

Физико-географические условия

Рельеф

Заповедник расположен на массивных низкогорных отрогах Восточно-маньчжурских гор, основная часть которых находится на территории КНДР и КНР.

На территории Южного Приморья отроги Восточно-маньчжурских гор получили название Черных гор, возможно, потому, что на их склонах росли великолепные густые леса из реликтовой пихты черной, или цельнолистной. В настоящее время этого названия заслуживают по существу только горные хребты, находящиеся на территории заповедника, где сохранился единственный в Восточной Азии “оазис” этих великолепных древних лесов.

Хребты Сухореченский и Гаккелевский, отделяющие бассейн р. Кедровой от бассейнов рек Барабашевки и Нарвы, протекающих близ границ заповедника, вытянуты вдоль течения р. Кедровой. Самыми высокими вершинами Сухореченского хребта, расположенного на юге заповедника, являются горы Угловая (около 700 м) и Крестовая (примерно 600 м). Высшей точкой Гаккелевского хребта служит г. Чалбан, расположенная в среднем течении р. Кедровой. Огромная, с очень крутыми склонами, вершина Чалбан своими очертаниями напоминает гигантский богатырский шлем. На северо-восточной окраине заповедника, близ пос. Барабаш, четко выделяются крутые, почти идеальной конической формы три горные вершины, носящие название хребта Трех Сестер.

Средние высоты горных гряд заповедника – 300–400 м над ур. моря. Хребты, как правило, узкие; уплощенных водоразделов, нередких в Уссурийском заповеднике, в бассейне р. Кедровой нет. Склоны северных экспозиций сравнительно пологие, прямого или вогнутого профиля, иногда с отчетливо выраженной ступенчатостью, шлейфовидными подножиями, которые постепенно переходят в речные долины. Южные склоны обычно крутые, выпуклые, с резким переломом в месте перехода в долину. Довольно часто, особенно в долине р. Кедровой, сразу от уреза воды идет обрывистый скалистый уступ, представляющий большую трудность для подъема.

  • Хребты сложены песчаниками, различными сланцами, реже встречаются граниты, мраморовидные известняки и базальты разного геологического возраста. В истоках р. Кедровой и в тенистых, глухих распадках горных ручьев встречаются скалы живописных очертаний, образованные этими горными породами. В сумрачных каньонообразных долинах можно видеть скальные уступы, с которых прозрачными струями стекает ключевая вода, образуя небольшие водопады с каменными чашами под ними.
  • Мощность четвертичных отложений, представленных супесями, суглинками и глинами, меняется от нескольких метров в верховьях рек до 40 и более метров в нижней части их долин, где реки Кедровая, Барабашевка и Нарва выходят на приморскую равнину и приобретают равнинный характер. Ширина долин этих рек в нижнем и среднем течении достигает 1–3 км, но в верхнем течении часто не превышает нескольких сот метров. В верховьях русла и небольшие участки пойм загромождены крупными, плохо окатанными валунами, между которыми мчатся речные потоки. У впадения боковых притоков откладывается большое количество наносов, особенно после катастрофических летне-осенних наводнений; местами вода уходит под эти отложения, иногда на глубину 2–3 м.
  • В пойме р. Кедровой, как и вообще в поймах горных рек юга Дальнего Востока, процессы размыва, отложения и переотложения аллювия протекают чрезвычайно быстро и энергично. В результате боковой эрозии, особенно в период больших наводнений, отдельные участки поймы вместе с находящейся на них растительностью полностью смываются, а при спаде паводочной волны вынесенный аллювий откладывается, формируя новые косы и острова. Полный цикл отложения и последующего смыва аллювиальных наносов в пойме р. Кедровой, с чем теснейшим образом связана динамика пойменной растительности, происходит в течение непродолжительного времени – от 60 до 100 лет.

Поверхностные воды

Большая часть территории принадлежит бассейну р. Кедровой – основной реки заповедника. Длина ее от истоков до устья не превышает 25 км. Она впадает в Амурский залив на расстоянии 3 км к юго-востоку от ст. Приморской.

Наибольшее количество притоков р. Кедровая принимает справа – с Сухореченского хребта. Самые крупные из них – ручьи Поперечный, Еремешина, Дровяной, Подкрестовый, Второй Золотой, Сухой, Кабаний, Первый Золотой, Горайский.

В левобережье имеется только два крупных притока – ручьи Бертникова и Олений. С южного и западного, обращенных к Японскому морю склонов Сухореченского хребта стекают ручьи и небольшие речки, или являющиеся притоками Нарвы, или впадающие прямо в Амурский залив. К самым крупным относятся Сухая речка, Первый, Второй, Третий и Четвертый Угольные ключи, Большой и Малый Золотые, Угловой и Большой Михаэлиса.

Все ручьи, текущие севернее водораздельной линии бассейнов рек Кедровой и Барабашевки, являются притоками последней. К ним относятся Гаккелевский ключ, истоки которого находятся на хребте Одноименного названия, и Известковый, берущий начало с хребта Три Сестры. Ширина русла р. Кедровой в среднем течении– 10–15 м, средняя глубина – 30–40 см. В водобойных котлах, образовавшихся в твердых горных породах (по местному “ямах”), глубина может достигать 1,5–2 м. Обычно в подобных местах отстаивается в период нереста сима – проходная рыба из семейства лососевых.

По своему характеру р. Кедровая – типично горная река с большими уклонами русла (до 15–20°) и частыми перекатами. Для нее, как и для всех рек, берущих начало на склонах Восточно-маньчжурской горной гряды, характерны высокие значения модулей стока (12–18 л/с/км) и среднемесячных расходов. Дождевые паводки наблюдаются в июле – октябре, меженные периоды имеют большую продолжительность. В зимний период в связи с оттепелями отмечаются значительные колебания уровня – иногда до 20–30 см.

Замерзает р. Кедровая обычно в середине декабря. В местах выхода грунтовых вод к речному руслу и в узких распадках горных ключей зимой возникают обширные наледи, иногда достигающие мощности 1 –1,5 м. В начале марта на р. Кедровой появляются проталины и полыньи, а с первой половины апреля река освобождается ото льда. В верховьях горных ключей, особенно в центральной части заповедника, где не нарушен лесной покров, остатки наледей могут сохраняться до второй половины мая.

Климат

Положение заповедника на крайнем юге Приморского края и вблизи морского побережья определяет основные черты его климата. Район, в котором он расположен, отличается от других частей Дальнего Востока устойчивым проникновением во вторую половину лета влажных масс воздуха, формирующегося в районе Филиппинских островов. Этот воздух имеет температуру на 8–10° выше обычной для муссона, распространяющегося по южной половине Дальнего Востока. Такие теплые воздушные массы, приносящие с собой большое количество осадков, в Приморье не проникают севернее р. Партизанской. Они определяют возможность произрастания на юге края целого ряда теплолюбивых растений, не встречающихся севернее.

  • Среднегодовая температура воздуха в заповеднике около 4°. Самый холодный месяц – январь, средняя температура которого – 13–15°. Абсолютный минимум температуры воздуха также отмечен в январе (–36°).
  • Средняя продолжительность безморозного периода составляет 180–185 дней, вегетационного – 190–200 дней, годовая амплитуда температур воздуха равна 32–34°, сумма температур вегетационного периода достигает 2800–2900°.
  • В среднем за год выпадает 850– 900 мм осадков (с колебаниями от 600 до 1400 мм). В сентябре и октябре в заповеднике стоит сухая и теплая погода. На распределение тепла и влаги в заповеднике влияет горный рельеф, а также состав и сомкнутость лесов.
  • Показатели микроклимата неодинаковые в различных частях долин и горных гряд. Кроме того, большое значение имеет характер расположения горных хребтов. Например, в верхней части долины ручья Гаккелевского, отгороженного от моря хребтом одноименного названия, число солнечных дней вдвое, в иные годы в 3 раза больше, чем на центральной базе заповедника, расположенной в долине р. Кедровой, куда весной и в первую половину лета часто проникают холодные морские туманы.
     

На горных склонах и на вершинах хребтов под различными типами лесной растительности развиты бурые и желтоземно-бурые горно-лесные почвы различной мощности. Бурые горно-лесные почвы сопутствуют сложным хвойно-широколиственным лесам Кавказа, Крыма и Карпат, с которыми леса юга Приморья имеют много общих черт.

Желтоземно-бурые горно-лесные почвы, которые на Дальнем Востоке отмечены только в заповеднике “Кедровая Падь”, являются переходным образованием от желтоземов, распространенных в субтропиках, к буроземам, развивающимся под хвойно-широколиственными лесами умеренного пояса. Характерная черта этих почв – яркая палевая окраска горизонта вмывания, что, возможно, связано с некоторым ожелезнением его и повышенным содержанием почвенных коллоидов. Здесь же иногда встречаются куски ярко-красной глины – остатки древней коры выветривания, так называемых реликтовых красноземов.

В верховьях Кедровой и других горных рек заповедника почвы как таковые отсутствуют или представлены чрезвычайно маломощным слоем мелкозема (5–15 см) делювиально-аллювиального происхождения, заполняющим промежутки между крупными валунами. В долинах среднего и нижнего течения горных рек почвы формируются на супесчано-галечниковом материале, подстилаемом песчано-галечниковыми отложениями. Для низкой поймы характерны свежие песчано-галечниковые и слабозадернованные слоистые супесчано-иловатые отложения. В области высокой поймы отмечены буроземно-аллювиальные почвы и на надпойменных террасах – бурые лесные почвы на речном аллювии. Как правило, эти почвы хорошо дренированы, плодородные, легкого механического состава (супеси или легкие суглинки). В среднем и нижнем течении р. Кедровой на пойменных террасах встречаются почвы с погребенными под слоем аллювия в результате наводнений двумя-тремя гумусовыми горизонтами.

Растительный мир

В «Кедровой пади» встречается 940 видов сосудистых растений, 283 вида пресноводных водорослей и 179 видов мхов. Это составляет почти половину всей флоры Приморья и Приамурья: такое видовое разнообразие не знает себе равных на всём Дальнем Востоке России.

Растительностью покрыта вся территория заповедника, при этом 70% «Кедровой пади» – это реликтовый лес. Большую его часть составляют горные чёрнопихтово-широколистные, кедрово-широколистные, пихтовошироколистные, дубовые, широколиственные и берёзовые леса.

Здесь в первозданном виде сохранены чёрная пихта, монгольский дуб, маньчжурский ясень, корейский кедр, амурская липа, амурский бархат, берёза Шмидта и другие дальневосточные эндемики.

Друг с другом соседствуют тайга и джунгли. Привычную в северных широтах ель оплетают лианы амурского винограда и актинидии – растений тропического происхождения.

Благодаря теплому и влажному климату, частым туманам и моросящим дождям лишайники пышно и обильно развиваются на стволах и в кронах деревьев, на скалах и на камнях. Из-за мощного опада широколиственных древесных растений на почве лишайники почти не встречаются. Среди эпифитных лишайников, развитых на деревьях, преобладают листоватые формы из родов цетрария, пармелия, фузика, а на каменистых россыпях растут кустистые виды в основном из рода кладония (олений мох) – кладония альпийская, лесная и др.

Почвенный моховой покров, характерный для таежных темнохвойных лесов, под пологом большинства древостоев отсутствует, что объясняется отрицательным влиянием на рост мхов опада широколиственных древесных растений. Хорошо развиты мхи на надежной гниющей древесине, а также на сырых затененных скалах. Видовой состав мхов, так же как водорослей, грибов и лишайников, выявлен в заповеднике еще не полностью.

Представитель древнего семейства тисовых – тис остроконечный достигает 20–22 м высоты и до 1,5 м в диаметре на высоте груди. Дерево хорошо выделяется густой темно-зеленой шаровидной кроной и красноватым стволом. Хвоя мягкая, плоская, семена погружены в сочный красный присемянник, имеющий сладковатый вяжущий вкус. Тис теневынослив, растет чрезвычайно медленно. Небольшие по размерам экземпляры имеют возраст несколько сот лет. Самые крупные деревья отмечены на северных склонах Сухореченского хребта, в истоках ручьев Второго Золотого и Подкрестового.

Из семейства березовых весьма интересна и оригинальна береза Шмидта, или железная, названная так за необычную прочность древесины, которая в воздушно-сухом состоянии тонет в воде. В заповеднике на крутых каменистых склонах и на скалистых водоразделах часто встречаются ее единичные деревья и небольшие группы. Достигает 25 м высоты, 80 см в диаметре и доживает до возраста 400 лет. На стволах кора темно-серая, грубая, отслаивается крупными толстыми пластинами, молодые побеги темно-вишневого цвета с фиолетовым оттенком. В заповеднике проходит северная граница ареала этого вида березы в Восточной Азии.

Представитель семейства вересковых – рододендрон Шлиппенбаха – цветет в мае до появления крупных кожистых листьев или одновременно с ними. Бледно-розовые цветки достигают в диаметре 7–8 см.

Калопанакс семилопастный – величественное дерево, достигающее в заповеднике высоты 28 м и диаметра 70–80 см. Молодые стволы, ветви и побеги усажены крупными, острыми, кинжаловидными шипами. Семилопастные крупные листья, по форме напоминающие листья клена, сидят на длинных черешках и осенью приобретают нежно-золотистый цвет. 

Женьшень – многолетнее травянистое растение, растущее до 100 лет и более и достигающее высоты 70–80 см. Плоды ярко-красные, сочные, с двумя семенами, благодаря чему это растение хорошо заметно в сумрачных хвойно-широколиственных лесах.

Груша уссурийская в заповеднике достигает высоты 18–20 м, диаметра 50–80 см, доживает до 200 лет. 

Деревянистые лианы – актинидии острая и коломикта – в заповеднике образуют ряд видов, различающихся по форме.

Помимо широко распространенной в лесах Европы, Азии и Северной Америки кислицы обыкновенной в заповеднике встречается своеобразный восточноазиатский вид – кислица обратнотреугольная. Растение высотой 20–30 см, с крупными дельтовидными листьями. 

Кедровники для заповедника вопреки его названию совершенно нехарактерны. Леса из дуба монгольского широко распространены в заповеднике, на их долю приходится почти половина заповедной территории. Кустарниковый тип растительности представлен в заповеднике зарослями леспедецы двухцветной и лещины разнолистной, возникшими в результате пожаров на месте лесов из дуба монгольского.

Животный мир

С самого начала своего существования «Кедровая падь» была неприкасаемым домом для двух краснокнижных кошек – дальневосточного леопарда и амурского тигра.

Эти прирождённые хищники без труда уживаются на одной территории. Если тигр предпочитает патрулировать долины рек, то леопарду комфортно обозревать свои владения с горных вершин.

Есть в заповеднике и кошачьи поменьше: за мелкими грызунами и птицами охотится дальневосточный лесной кот. Китайцы называют его «денежной кошкой»: пятна на шерсти кота напоминают старинные китайские монеты.

Вразвалку по склонам сопок бродит гималайский медведь, известный также как «белогрудка». Прекрасный древолаз, он устраивает свои гнёзда в дуплах живых деревьев и сухостоев.

Обитают в «Кедровой пади» и другие хищники:

  • Харза – индийская куница, один из «самых тропических» обитателей заповедника. Невероятно гибкая и ловкая, она является очень сильным хищником и способна задавить косулю.
  • Обыкновенная лисица. Как бы холодно ни было в сопках, она всё равно будет спать под открытым небом, укрыв нос и лапы пушистым хвостом.
  • Енотовидная собака. Иногда эти коренастые зверьки, внешне схожие с енотом-полоскуном, издают звонкие посвисты. Сначала можно подумать, что вы слышите щебетание птицы.
  • Азиатский барсук. Хотя барсуки могут охотиться на грызунов, птиц, лягушек и ящериц, они всеядны. Их рацион включает ягоды, грибы, орехи и даже траву.

Богатейшая растительность «Кедровой пади» делает её прекрасным домом и для травоядных. На территории заповедника обитает несколько видов копытных:

  • Пятнистый олень. Спина и бока этого изящного животного покрыты ярким узором, за который китайцы прозвали пятнистого оленя «мэй-хуа-лу» – «олень-цветок».
  • Кабан. Неуклюжее и массивное тело этих диких свиней заросло жёсткой чёрно-бурой щетиной, которая образует на спине подобие гривы.
  • Косуля. Маленькие косулята имеют пятнистую окраску – она отлично маскирует их от хищников, однако по мере взросления исчезает.

Ещё более разнообразен в заповеднике мир пернатых. Здесь насчитывается около 200 видов птиц, которые поражают многообразием размеров и оперений.

На рубеже весны и лета лес «Кедровой пади» наполняется брачными трелями синих мухоловок и бурых белоглазок, синих соловьёв и райских мухоловок, больших и малых черноголовых дубоносов и многообразных пеночек и дроздов. На опушках леса купаются в пыли и чистят свой изумрудный наряд восточные широкороты с насыщенно-оранжевыми клювами. Ночью можно услышать мистическое уханье сов, среди которых самые интересные виды – иглоногая сова и ошейниковая совка.

В осенне-зимний период на остатках добычи тигра и леопарда пируют еще два интересных вида. Пёстрым оперением и гордой осанкой похвастается хохлатый орел – одна из самых редких в России постоянно гнездящихся птиц, которая населяет заповедник круглый год. А из далёкой Монголии, за четыре тысячи километров, сюда прилетают на зимовку чёрные грифы.

Именно здесь представители древних, примитивных групп насекомых, известные для других частей Приморья как величайшая редкость, были найдены за последние десятилетия в сравнительно большом числе экземпляров. Это гриллоблаттина – “живое ископаемое”, относящееся к особому подотряду прямокрылых, и реликтовый таракан. Характерен для заповедника, в частности, и великолепный крупный светлячок пироцелия, “вспыхивающий яркими фосфорическими линиями у опушек леса в темные августовские ночи”.

Кластерный участок нацпарка «Гамовский»

Территория национального парка «Земля леопарда» у полуострова Гамова Хасанского района Приморья.

Полуостров Гамова ценим жителями Хасанского района и туристами за уникальные по красоте места. В этом тихом уголке дикой природы приютились песчаные пляжи и поросшие сосной скалы, о которые плещется чистейшая вода живописных бухт. Помимо экологической и рекреационной ценности полуостров имеет экономическое значение.

История оленепарка

Расположенный здесь оленник некогда славился огромными, завораживающими наблюдателя стадами пятнистых оленей. Но с распадом СССР оленеводческое хозяйство пришло в упадок. Частная территория официально была закрыта для посещения, ежегодно страдала от пожаров, в которых гибли краснокнижные сосны, а олени были практически все истреблены. Но времена меняются. Новые события призваны обеспечить сохранение уникальных мест обитания дальневосточного леопарда, ранее пострадавших из-за действий человека, а также создать условия для развития экологического туризма. 

Общие сведения

Постановлением Правительства РФ от 3 декабря 2019 года №1578 территория у знаменитого полуострова площадью 6928 га входит в состав национального парка «Земля леопарда» как кластерный участок «Гамовский». Географически участок охватывает лишь часть севернее самого полуострова Гамова без включения населенных пунктов – от поселка Сухановка на севере до села Витязь на юге. У моря он граничит с такими бухтами, как Нерпичья, Средняя и Горшкова. Теперь эта территория надёжно защищена от деградации под давлением антропогенного пресса, а нацпарк активно работает над развитием рекреационной деятельности, чтобы сделать посещение комфортным и познавательным.


Уже разработан большой проект «Леопарды на Гамова», который сделает кластер полноценным туристическим объектом мирового уровня с развитой инфраструктурой и удобными условиями посещения. Планируется обустроенные экологические маршруты, смотровые площадки, зоны отдыха и визит-центр. Впереди много работы!


Однако посетить кластер «Гамовский» можно уже сейчас, не дожидаясь реализации проекта. Пока только организованными группами: всем желающим доступны увлекательные экскурсии. Для посещения открыты живописные объекты. Самостоятельное посещение кластера будет возможно в следующем году, когда рекреационные возможности приведут в соответствие с режимом особой охраны и работой оленепарка, территория которого хоть и включена в нацпарк, но остается частной собственностью. Кроме того, в поселке Андреевка работает инфо-центр нацпарка, где можно купить билеты для самостоятельного посещения. Приобрести их можно и онлайн. 


В то же время ведутся работы по общему благоустройству территории. Участки, деградировавшие под воздействием человека, постепенно приводятся в первозданный вид. Здесь уже восстанавливают лес! Нацпарком основан лесной питомник, где заложены лесные культуры – кедр и другие. Работы по озеленению будут продолжаться. А для борьбы с лесными пожарами проложена сеть минерализованных полос.

Оленепарк также постепенно восстанавливается: увеличение численности пятнистых оленей фиксируется ежегодно. От нескольких десятков особей в 90-е, до 500 оленей сегодня! Немаловажно, что оленепарки всегда были точками, у которых держатся дикие кошки – леопарды и тигры. Между тем, у Гамова регулярно фиксируются следы дальневосточного леопарда. Есть надежда, что восстановление поголовья пятнистых оленей поможет закреплению на полуострове редчайшей крупной кошки в мире.

РусскийEnglish简体中文日本語한국어Deutschالعربية